Силовое гостеприимство

Актуально
Москва, 05.02.2009
«Русский репортер» №4 (83)
В нашей памяти свежи еще воспоминания о коррупционных скандалах вокруг освоения федеральных денег, направленных на восстановление Чечни. Российские власти попытались учесть этот опыт в Южной Осетии, но, похоже, у властей в Цхинвале есть свои домашние заготовки

ВГрузии и Южной Осетии одновременно приступили к послевоенному восстановлению, однако результаты достигнуты разные. В Южной Осетии восстановить свои дома удалось лишь 5% пострадавших от военных действий, а в Грузии — уже 95% . Обещанная помощь осетинам распределяется не полностью и неравномерно. В Грузии всем лишившимся крова семьям было предоставлено жилье, а тем, кто от него отказался, Тбилиси выделил по $10 тыс. на строительство.

— На все это из бюджета пошло 150 миллионов долларов. Большая часть этих денег уже освоена. По­этому до наступления холодов все имели свой угол. Сейчас этим людям ежемесячно платим пособия. И работаем над тем, чтобы в ближайшее время трудоустроить их, — рассказал «РР» министр Грузии по вопросам реинтеграции Темур Якобашвили.

Осетины о таком даже не мечтают. Многих из них зима вынудила покинуть республику и переехать к родственникам в Северную Осетию.

— Даже уголь, который привезли как гуманитарную помощь, до всех людей не дошел. Из обещанных пятидесяти тысяч рублей на восстановление дома мне заплатили только двадцать тысяч рублей, — жалуется «РР» житель Цхинвала Заур. — Еще обещали каждому выдать по десять тысяч рублей. Но почему-то заплатили только по одной тысяче. Ни у кого и не узнаешь, почему так сложилось. Из правительства никто на эту тему говорить не хочет, никто ничего не объясняет. А для меня это серьезная была бы поддержка: я на двух ставках работаю учителем и получаю три тысячи рублей.

Как объясняют осетинские чиновники столь низкую эффективность российской помощи?

— Деньги выделяются из бюджета Северной Осетии: юридически только через российский регион возможно осуществлять финансирование. Президент и правительство Южной Осетии вообще не имеют доступа к этим дотациям. Они только подписывают сметы подрядчикам, которые занимаются строительством в республике. Кстати, все бригады тоже из России. Задержки в освоении средств произошли из-за подрядчиков, которые завысили сметы, и Кокойты принципиально отказался их подписывать. Так будет продолжаться, пока строители не будут указывать реальную стоимость, — рассказал «РР» полпред президента Южной Осетии в России Дмитрий Медоев.

Кто же тогда несет ответственность за социальный коллапс, который широко обсуждается в отечественной прессе? В чьих карманах оседают выделенные деньги?

Бывший премьер Южной Осетии и один из главных критиков режима президента Кокойты Олег Тезиев совсем иначе объясняет причину успеха грузинских властей и не­удачи югоосетинских.

— Саакашвили сейчас эффективно укрепляет основания своего режима, потому что он не ворует и никому не позволяет воровать деньги, предоставленные Западом на помощь. Он может отнять деньги у местных предпринимателей, у клана Абашидзе, но в распределении внешней помощи президент Грузии наладил жесточайшую дисциплину. Европейцам и американцам трудно упрекнуть его в коррупции. А нынешнее руководство Цхинвала, играя на естественном сочувствии россиян, фактически превратило его в инструмент личного обогащения. С такой репутацией они очень скоро потеряют остатки доверия избирателей и власть, — считает Олег Тезиев.

В прошлом году Россия выделила на восстановление Южной Осетии 5 млрд 180 млн рублей — эту цифру назвал нам Дмитрий Медоев. Если учесть, что построить небольшой одноэтажный дом в Цхинвале можно приблизительно за 1 млн рублей, на российскую дотацию можно было бы возвести примерно 5 тыс. домов. Но львиная доля этих денег не была освоена.

Где и почему образовалась «пробка» между выделенными средствами и населением пострадавшей республики? Ответ на этот вопрос может дать история злоключений российской компании «Стройпрогресс». Именно эту строительную фирму, которую возглавляет Альберт Джуссоев, уроженец Южной Осетии, «Газпром» выбрал в качестве генерального подрядчика для прокладки стратегически важного газопровода из России в Южную Осетию. В прошлом году президент Кокойты попросил «Газпром» сменить генподрядчика. В просьбе было отказано. После этого примерно в сентябре прошлого года у компании начались неприятности.

— Рабочих из Армении, которых мы наняли строить газопровод, избили. В домики, где жили рабочие, ворвались вооруженные люди, около пятидесяти человек, и у некоторых отобрали недавно выданную зарплату. Строители уехали, — рассказывал нам в своем мос­ковском офисе руководитель «Стройпрогресса» Альберт Джуссоев.

В декабре акции устрашения испытали на себе и сварщики из Краснодарского края и Ростовской области, работавшие в селе Котанто. Они были избиты и вскоре покинули пределы республики. Прокладка газопровода была прекращена на месяц, поскольку на юго­осетинской таможне требовали оплатить пошлины за поставляемые трубы, хотя они не подлежали никаким таможенным сборам. Не раз цхинвальские налоговые органы требовали от «Стройпрогресса» уплаты налогов, хотя компания должна платить их в России, по месту расположения главного офиса. 9 и 16 января избиениям подвергся коммерческий директор югоосетинской части газопровода Маирбек Джуссоев, 7 января было совершено хулиганское нападение на начальника снабжения компании. Такая же участь постигла Вячеслава Галаванова, главного инженера Квайсинского рудоуправления.

Видимо, с таким же силовым гостеприимством на территории Южной Осетии сталкивается не только «Стройпрогресс», но и другие российские подрядчики. Поскольку непосредственный доступ к деньгам для властей Цхинвала ограничен, они пытаются выдавить одних подрядчиков и поставить туда других, более сговорчивых.

Нельзя сказать, что в Москве не подозревают о происходящем. На прошлой неделе эта проблема обсуждалась в Министерстве регионального развития РФ на специальном совещании, где правительству Южной Осетии, которое представлял первый вице-премьер Плиев, настоятельно порекомендовали больше не препятствовать строительству газопровода. В Минрегионразвития создали департамент, который будет отслеживать расходование всех средств в Южной Осетии. Настораживает только то, что и распределять эти средства будут чиновники того же ведомства.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №4 (83) 5 февраля 2009
    Церковь
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Репортаж
    Путешествие
    Среда обитания
    Случаи
    Реклама