Николай Круглов: «Главный соперник — это ты сам»

12 февраля 2009, 00:00

Накануне чемпионата мира мужской сборной дали возможность отдохнуть. Вам это помогло?

В подготовительный период летом и осенью мы сделали очень большой объем работы, и, видимо, не совсем получилось переварить все это. Потому отдых был очень кстати. Но совсем забыть про спорт не получилось, все равно надо было работать, пусть и в свободном, легком режиме. Первые три дня отдыхал, а потом вернулся к тренировкам.

Перед началом сезона вы были довольны своей формой. Однако пока с личными медалями не ладится…

Полностью согласен, что сейчас не лучшее мое состояние. Буквально перед отъездом мы общались с тренерами — разобрали некоторые моменты, нашли определенные точки соприкосновения, подумали, как выйти из этого кризиса. Ведь не секрет, что не только у меня возникли проблемы, у всей команды они есть.

Вы работали по новой схеме?

Это вопрос больше к тренерам — новый план, старый… Просто я как спортсмен считаю, что объем в этом году был больше, нагрузка была выше по сравнению с прошлым годом. Если вы каждый раз будете есть больше обычного, то вам будет не очень хорошо. Вот и нам все это надо переварить, уйти от усталости.

Для вас имеет значение, с кем именно вы соревнуетесь?

Нет, мне абсолютно все равно. Я считаю, что самый главный соперник — это ты сам. Практически не имеет никакого значения, кто впереди — Бьорндален или кто-то другой. Разве что, видя фамилии, ты можешь тактически поменять свои действия. История показывает, что можно побеждать и австрийцев, и норвежцев, и немцев: главное — верно настроиться.

И как же вы настраиваетесь перед стартом?

Водку пьем! Шучу, конечно. На самом деле не столь важно, чем ты занимаешься — пасьянсы раскладываешь, гадаешь на картах или читаешь книжку. Главное — найти в себе уверенность и спокойствие, собраться с мыслями. Надо войти в то состояние, когда ты абсолютно неэмоционален и способен адекватно реагировать на сложившуюся ситуацию.

Методы тренировки российской команды наверняка отличаются от методов соперников. Есть ли в биатлоне шпионы?

Я уверен, что свои секреты есть у всех — на то и конкуренция. У каждого есть свои принципы и наработки, и вряд ли кто-то захочет ими делиться. Но ярко выраженного шпионства у нас нет, хотя когда мы бываем на сборах, то хочешь не хочешь, а обращаешь внимание на то, как тренируются твои конкуренты. И, естественно, оцениваешь, думаешь, что можно было бы применить в нашем случае.

У вас вообще хорошие отношения с соперниками?

Да. У нас спокойный вид спорта. Если ты излишне эмоционален, то делать тебе на трассе нечего. Ведь помимо внутреннего «завода» для бега нужно иметь определенное хладнокровие для стрельбы.

Кстати, о стрельбе. У вас на этапе Кубка мира в Хохфильцене возникла проблема с винтовкой, в прошлом году сломалось оружие у Альбины Ахатовой на чемпионате мира. Вы думаете о том, чтобы поменять производителя?

Нет, пока все остается как есть. Мы пользуемся немецкими винтовками — к сожалению, наше оружие пока неконкурентоспособно. Никаких официальных шагов к смене экипировки сделано не было.

Теперь за первое место на чемпионате мира объявлена награда в один миллион рублей. Это вас мотивирует больше обычного?

Если я скажу, что финансовая сторона абсолютно неинтересна, я слукавлю. Не видел еще ни одного человека, которому бы это было не нужно. Безусловно, дополнительная мотивация есть, но, наверное, она все равно не самое главное.

В чем заключаются возложенные на вас обязанности капитана?

По сути дела, я своего рода связующее звено между спортсменами и тренерами. Моя задача состоит в том, чтобы собрать информацию у ребят и донести ее до руководства, и наоборот. Во всяком случае, никаких претензий со стороны коллег — спортсменов, тренеров, руководителей — я не слышал. Если мои коллеги и друзья считают, что все нормально и адекватно, — это здорово.