Кто сдал наших?

19 февраля 2009, 00:00

Допинговый скандал с российскими биатлонистами разразился накануне чемпионата мира вовсе не случайно. Судя по всему, кто-то надоумил функционеров из Международного союза биатлонистов (IBU) перепроверить пробы наших спортсменов. Не стоит искать информатора за рубежом — скорее всего, неизвестный «доброжелатель» был из России

Как показали первые старты чемпионата мира, если бы не скандал, наши спортсмены могли бы рассчитывать на большее. Однако за несколько дней до начала соревнований сборная России лишилась трех лидеров — Екатерины Юрьевой, Альбины Ахатовой и Дмитрия Ярошенко. Биатлонистов отстранили от выступлений из-за допинга, который был выявлен в пробах, взятых у спортсменов в начале сезона. У россиян нашли эритропоэтин нового поколения, ни разу до сих пор не обнаруженный Всемирным антидопинговым агентством (ВАДА) и даже не включенный в списки запрещенных препаратов. По словам главы Российского антидопингового агентства (РусАДА) Александра Деревоедова, речь идет о рекомбинированном эритропоэтине, который повышает выносливость.

Вероятность обнаружения новой разновидности допинга в ходе рутинных лабораторных тестов невелика. Очевидно эксперты знали, что и где нужно искать. Косвенно это подтверждает и президент IBU Андерс Бессеберг: «Я не могу открыть вам, какие меры привели к нашему успеху в поимке спортсменов, принимавших допинг, и почему лаборатории понадобилось так много времени, чтобы провести анализ». Бессеберг не случайно упомянул о затянувшейся процедуре. Пробы были взяты в начале декабря, так почему же их результаты огласили только через два месяца?

Весьма вероятно, что пробы наших спортсменов проверили в обычные сроки — и ничего в них не нашли, однако позже, когда в IBU поступила «наводка», в лаборатории провели дополнительные тесты. «По новым правилам, начиная с 1 января 2009 года, у нас есть право проводить повторный анализ проб. До этого у нас такой возможности не было», — заметила невзначай генеральный секретарь IBU Николь Реш на пресс-конферен­ции в Пхенчхане.

Обладать информацией о новом российском допинге и проинформировать IBU о «нечистоплотности» спортсменов мог только человек из ближайшего окружения биатлонистов или сотрудник российских антидопинговых органов — накануне стартов они проводили самостоятельные допинг-тесты. Причиной подобной утечки могло стать недовольство новым руководством Союза биатлонистов России, а также напряженные отношения в треугольнике Министерство спорта — Олимпийский комитет — РусАДА.

От скандала уже пострадали биатлонисты и престиж страны, но все последствия случившегося до конца еще не ясны. Очередная проба Дмитрия Ярошенко, взятая на этапе Кубка мира в Оберхофе, вновь оказалась положительной. А это может означать, что в связи с открывшимися обстоятельствами IBU проводит тотальное исследование российских биатлонистов.