Стыд роскоши

19 февраля 2009, 00:00

От редакции

Еще год назад за репортаж о рождественском шопинге американской дивы Перис Хилтон самые уважаемые американские издания выложили бы десятки тысяч долларов. А сегодня те же гламурные журналы обливают ее грязью за неумеренную жажду потреблять. Запад вступил в кризис раньше нас, и многое приходит к нам с запозданием примерно в полгода. Там еще в сентябре общественное мнение назначило главными виновниками глобальной катастрофы жадных банкиров и бизнесменов. Газета New York Times провозгласила начало нового культурного тренда — «стыд роскоши». Такая революция нравов не минует и нас. Она уже начинается.

Судьба распорядилась так, что новое сознание приходит к отечественной элите не в результате длительной исторической эволюции, а как шоковая терапия. В прессе и на телевидении все жестче и требовательней звучит запрос на справедливость. Умеренность, а не расточительность становится новым богом. Появились первые симп­томы разложения маленькой вселенной рублевской коммуны: у этой подмосковной деревни все меньше подражателей и поклонников.

Как поведут себя в кризис «настоящие мужики»? Будут ли они приспосабливаться к новым условиям, как флора и фауна когда-то адаптировались к ледниковому периоду? Кто-то постарается тщательно упрятать от глаз негодующей общественности свое безудержное стремление к роскоши и удовольствиям. Закрытые клубы станут еще более закрытыми. Другие будут искать новый смысл существования по ту сторону борьбы за статус, подальше от мира социального дарвинизма, где господствуют ценности самцов. И каждый в отдельности найдет свое Дао.

Гораздо сложнее выйти на путь коллективного исцеления. Хорошо бы не впадать в крайности. Не доверять тем, кто призывает общество пинать ногами своих недавних кумиров. Не верить экономистам, взявшимся за моральные проповеди. Некоторые из них уверяют, что благодаря рецессиям люди живут дольше — меньше едят, больше двигаются, да и атмосфера становится чище. Революция нравов опасна. Энтузиазм моральных проповедников от одного абсурда ведет нас к другому: от преклонения перед роскошью — к аскетизму и социальному реваншу.

Этот странный моральный радикализм имеет ту же стадную природу, что и мужская борьба за статус. Ничто не может быть дальше от реальностей жизни и человеческой нормы. В кризис настоящие мужики не ищут козлов отпущения, а решают элементарные повседневные проблемы — пытаются накормить семьи, обеспечить детям хорошее образование и безопасное будущее.

Ведь кризисы — вещь банальная и преходящая. Привычный ритм жизни нарушается, но от этого мир не рухнет и не развалится. Нравственная вселенная останется той же самой. А основной человеческий капитал всегда сколачивался не в борьбе за статус, а в борьбе за доверие окружающих, ближних и дальних.