Показательно, но бездоказательно

Актуально
Москва, 26.02.2009
«Русский репортер» №7 (86)
Дело об убийстве журналистки Анны Политковской развалилось в суде. Все доказательства, которые следователи собирали более двух лет, оказались косвенными и неубедительными, коллегия присяжных оправдала обвиняемых. Почему следствие выглядело настолько беспомощным?

Четырех обвиняемых в убийстве Анны Политковской присяжные оправдали единогласно. После этого оглашение приговора на следующий день — 19 февраля — стало формальностью. Восемь из двенадцати присяжных пришли на него, хотя их полномочия закончились день назад. Они обменивались визитками с адвокатами оправданных, желали им удачи.

Это вполне могло бы навести на мысль о сговоре присяжных с защитой, если бы не очевидная беспомощность следствия. Ведь присяжные сами говорят, что у них были сомнения в невиновности обвиняемых, но доказательная база была настолько слаба, что не позволяла вынести обвинительный приговор.

— Когда мы пришли в совещательную комнату, не все склонялись к оправдательному вердикту, — рассказал «РР» присяжный Владимир Далинский. — Нам предложили ответить на 20 вопросов, это многих запутало. Но в итоге мы решили сначала дать ответ на самый главный вопрос: виновны или нет. Поколебавшись, все согласились, что невиновны. После этого остальные вопросы решились сами собой в пользу подсудимых.

Следствие, словно специально, сделало все, чтобы проиграть этот процесс. В зале суда не оказалось ни заказчика убийства, ни конкретного исполнителя (первый не установлен, второй в бегах). Как и прямых доказательств вины тех, кто сидел на скамье подсудимых. Даже главная улика — распечатка телефонных разговоров Ибрагима и Джабраила Махмудовых — оказалась недостоверной. Следователи утверждали, что братья Махмудовы за несколько минут до убийства перезванивались, находясь неподалеку от дома Политковской, но количество входящих и исходящих звонков в детализации не совпадало. Потом суду предоставили новую — «правильную» — распечатку звонков, но присяжные, как они признались «РР», ей уже не поверили.

— На следствии мне задавали один и тот же вопрос: звонил ли я брату, — рассказывает «РР» подсудимый Джабраил Махмудов. — Конечно, звонил, что в этом такого? Но следователи чертили схему и заставляли признаться, что я стоял рядом с домом на Лесной. Я говорил: поедемте на место, проведем следственный эксперимент. В ответ мне надевали на голову целлофановый пакет с крошками от сухариков внутри, называли все это шапкой Мономаха. Когда воздуха не хватало, крошки попадали в горло и невыносимо его царапали.

С другой стороны, следствие почему-то игнорировало факты, которые могли быть связаны с убийством. В материалах дела есть сведения, что незадолго до убийства за Политковской следили. Неизвестных мужчину и женщину зафиксировала камера видеонаблюдения супермаркета, где Политковская была за день до убийства. Эту же пару заметил и милиционер у дома журналистки за несколько часов до убийства. Однако его так и не допросили. Журналисты «Новой газеты» предполагают, что слежкой занимались спецслужбы.

— По всему видно, что следователям мешали раскапывать факты, — объясняет «РР» заместитель главного редактора «Новой газеты» Сергей Соколов. — Когда в деле фигурируют полковник ФСБ и его друг милиционер, могут вылезти на свет дела и многих их коллег — достаточно только потянуть за одну ниточку. То есть при эффективном следст­вии могли вскрыться другие серьезные преступления сотрудников ФСБ, которые могут быть напрямую и не причастны к убийству. К примеру, с чьей помощью Рустам Махмудов (по версии следствия — убийца Политковской. — «РР»), который жил под чужой фамилией, на третий день после убийства вдруг легко получил загранпаспорт уже на другую вымышленную фамилию? Кто помог ему скрыться? Понятно, если так трудно дается поиск исполнителей, сомнительно, что мы когда-то узнаем фамилию заказчика убийства.

Журналисты «Новой газеты» и адвокаты потерпевших продолжают считать, что все оправданные в той или иной степени причастны к убийству Анны Политковской. Но подавать апелляцию не собираются, понимая слабость доказательств, которые собрало следствие.

— Просто следователи привыкли, что суды редко оправдывают назначенных ими в преступники людей. Может, во второй раз они займутся настоящим расследованием, — сказала «РР» адвокат потерпевших Карина Москаленко.

Тем не менее гособвинитель Вера Пашковская заявила «РР», что, на ее взгляд, расследование было качественным и приговор будет обжалован. А судья Евгений Зубов отправил дело на новое расследование. Его успех, очевидно, зависит от того, будет ли оно действительно полным и будут ли следователи действовать без оглядки на спецслужбы и на просьбы «сверху» поторопиться.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №7 (86) 26 февраля 2009
    Свободная пресса
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Неделя
    Путешествие
    Фотополигон
    Категории
    Реклама