Город как гражданская технология

26 февраля 2009, 00:00

Вячеслав Глазычев, профессор МАРХИ, председатель комиссии Общественной палаты по региональному развитию:

В Англии этим занимаются около четырех тысяч человек. Барри — один из них, достаточно известный. А начинал это все мой старый знакомый Род Хакни. При помощи местных жителей он преобразовал маленький городок недалеко от Манчестера, где был полный упадок в связи с закрытием шахт. 

Потом эта технология распространилась. Я переводил книжку Ричарда Найта «Места, где обитает душа» — он занимался подобными вещами на совсем чудовищных территориях Уэльса, где полная нищета. За три копейки сооружал с людьми детские сады, общественные пространства. В Англии таких людей, кстати, больше всего.

В скандинавских странах, в Германии этим гораздо больше занимались правительства. В Англии же, где очень долго существовала социал-демократическая тенденция советского типа — построим панельные дома, и все будут счастливы, — помогали как раз такие одиночки. И поддерживали их, как правило, даже не фонды — это была больше политическая игра с кандидатами в депутаты. Умело используя их амбиции, многие из таких людей, как Барри, Хакни или Найт, неплохо продвигали свои идеи. И сейчас нет ни одного кандидата в депутаты парламента от какого-нибудь графства, который мог бы проигнорировать вопросы социального градостроительства. Но на это ушли годы.

У нас в стране вспышки подобной активности есть. У меня самого была история с одним из кузбасских городков, где много послевоенных насыпных щитовых домов, превратившихся в труху. Мы с тогдашним главой города разработали программу заполнения промежутков между этими домами. Но потом главу города сместили.

В начале 90-х я делал похожую работу во Владимире. Там есть район, не очень удобный из-за множества оврагов. Мы провели серию семинаров с местными жителями, потом — конкурс их идей на собственное обустройство. Один человек с нашей подачи придумал ремонтное бюро, чтобы укреплять дома, буквально сползающие в овраг. Одна дама хотела построить семейную гостиницу. Но при бедности наших жителей без внешней подпитки это делать невозможно. 

Конечно, есть гранты. Но их пока дают или на исследование, или на техническое оснащение центров для разных публичных организаций. А не на то, чтобы колодец выкопать или красивые фонари поставить. 

Возьмем бюджет маленького пригорода в Филадельфии. В нем налог на недвижимость составляет всего 15%, а всякого рода благотворительные гранты — больше 30%. Это поступления от штата, от частных лиц и так далее. Нам тоже нужны законодательные основания, которые будут уводить часть средств от налогов, если эти средства идут на благотворительность. Один закон, правда, прошел, и для этого многое сделал мой коллега по Общественной палате Владимир Потанин. Но закон прошел, а спешки с его реализацией не видно.

Другая проблема — политика крупнейших строительных компаний, в основном московских. Они стремятся застроить всю страну серией П-44 — неудобными и дорогими 20-этажными панельными домами. Такая вот бульдозерная логика. Мы проводили конкурс «Российский дом будущего». Из архитектурных школ страны получили дюжину очень достойных проектов, которые можно реализовать с небольшими затратами. Но для этого надо впустить на рынок средний строительный бизнес. Потому что он будет работать с реальными, а не статистическими людьми.