Патриарх невидимости Виктор Веселаго и его левый поворот

26 февраля 2009, 00:00

Практически каждый ученый, занимающийся шапками-невидимками, в списке литературы обязательно указывает работу российского физика Виктора Веселаго. Первооткрыватель «левых» веществ, 80-летний профессор московского Физтеха — автор самой цитируемой статьи по физике на русском языке. В 1967 году его работа «Электродинамика веществ с одновременно отрицательными значениями ? и ?» вышла в «Успехах физических наук» — старейшем и, наверное, самом влиятельном из российских научных журналов. Оптика метаматериалов, подозревают многие, тянет на Нобелевскую премию. Можно с уверенностью предположить, что после появления первых реально работающих технологий шапки-невидимки главным претендентом на Нобелевку будет именно Виктор Веселаго.

В 67-м оптика не была мейнстримом. Особенно у физиков-теоретиков. Откуда это желание внезапно пересмотреть самые основы?

Это только пишут, что «в 1967 году известный русский теоретик Веселаго…» — не верьте, я никакой не теоретик. Я тогда работал у Прохорова (изобретатель лазера и нобелевский лауреат. — «РР»), и мы хотели сделать то, что называется твердотельной лампой бегущей волны. Начали заниматься материалами, которые называются магнитные полупроводники. Тем не менее, у нас ничего не получалось. В общем, там масса побочных эффектов.

Я этот момент помню очень хорошо и считаю его своей главной заслугой — я сидел за столом, на столе лежал лист бумаги, и на нем было написано: n, то есть коэффициент преломления, равняется корню из эпсилон-мю. И тут в голову пришла мысль: эпсилон и мю — они вообще положительные, и в опытах моих они положительны, и в магнитном полупроводнике они всегда положительны, в подавляющем большинстве случаев положительны. А ведь если они оба будут отрицательны, то корень можно извлекать — и все. Главным своим достижением я считаю то, что сразу тогда понял, что это очень важно и нельзя объяснить, ну, просто математическим каким-то гешефтом — да, там всегда бывают лишние корни в решениях и так далее.

Я командовал большим отделом в сто человек. Дальше все было очень просто. Позвал свою секретаршу Надю и сказал: «Надя, меня нет. Дверь закрыть, к телефону меня не звать и вообще оставить в покое». И за три дня я разобрался в проблеме.

Поль Дирак так открыл античастицы — тоже из-за лишнего корня.

Ну конечно, конечно. Формально, с математической точки зрения это вообще одно и то же.  Хотя физика и разная.

Метаматериалы — это ведь «нано». Ждете всплеска внимания к вашей теме в России?

Я вам так скажу: вот у нас проект — нанотехнологии. В ФИАН приезжал Чубайс — я не присутствовал, был в это время в Париже — и говорит: мы поддерживаем проекты размером в миллиард рублей. Вот мне дай миллиард рублей — я их освоить не смогу, мне не нужен миллиард. Я могу освоить в год, наверное, миллион, но его как раз никто не даст. Так отсекаются все небольшие группы, или исследователи, или лаборатории, которые могут давать новые конкретные научные результаты. Когда недавно был форум «Роснанотех», я даже пригласительного билета не получил. То есть я там не был. Я считаю себя в какой-то мере имеющим к этому отношение — но вот ни черта!

Природных «веществ Веселаго» на Земле нет. А где-нибудь, скажем, в космосе, в экзотических условиях?

В геологии тоже что-то есть. Только, понятно, не для световых волн. Четыре года назад мне написали: дорогой товарищ Веселаго, все, что вы придумали, мы давно уже знаем на примере волн от землетрясений. По этому поводу имеется статья в журнале «Геомагнетизм и аэрономия». Я пошел в нашу библиотеку, но там этого журнала в принципе нет. Автор был, судя по адресу, откуда-то из Новосибирска. А потом у меня произошла авария с компьютером, и я потерял адрес этого человека. Увы.

Насколько серьезные вещи, кроме шапки-невидимки, могли бы из этого выйти?

Последствия появления в научном обороте понятия «отрицательный коэффициент преломления» лежат в трех различных плоскостях. Во-первых, это очень интересные практические применения, например, возможность сделать невидимой ту или иную область пространства. Во-вторых, нужно будет исправить уйму учебников. Подстановка в большинство приводимых там формул отрицательных значений n приводит к очень грубым ошибкам. Похвастаюсь: в последнем издании учебника Тамма уже сказано, что бывают отрицательные эпсилон и мю, и есть ссылка на мои работы. Точно так же появилась ссылка на возможность отрицательного преломления в последнем издании книги Горелика. Думаю, на очереди знаменитый курс Ландау и Лифшица.

Наконец, третье. Не следует думать, что сама физика материалов с отрицательным преломлением сейчас абсолютно ясна и в ней нечего делать. Это не так — например, не очень ясен вопрос о давлении света при его прохождении через материалы с отрицательным преломлением.