Десница против шуйцы

Тренды
Москва, 05.03.2009
«Русский репортер» №8 (87)
В 70–80-е годы школьников-левшей было не больше 5%, сейчас их 20%. Дело не в том, что их стало больше рождаться, их просто перестали переучивать. О том, кто такие левши и что с ними делать, мы расспросили профессора Марьяну Безруких, директора Института возрастной физиологии РАО. Честно сказать, корреспондента «РР», у которого малолетний сын — левша, больше всего интересовали особенные способности левшей. Всем известно, что они — творческие натуры, и блох умеют подковывать. В результате разговор все время возвращался к разоблачению мифов о левшах, с которыми никак не хотел (да и сейчас не хочет) расставаться наш корреспондент

Мы живем в асимметричном мире, не замечая этого. Многие вещи видишь, только когда они начинают причинять тебе неудобства. Левши, оказавшись в мире, приспособленном для правшей, вынуждены смириться с тем, что рычаг коробки передач автомобиля, школьная пропись, клавиатура компьютера созданы словно специально для того, чтобы подпортить им, левшам, жизнь. Станки и швейные машинки, замки и ножницы — все служит исключительно праворуким людям. Асимметричность мироздания болезненно напоминает о себе левшам и во время спортивных соревнований, и в армии, и даже при обычном рукопожатии.

И тем не менее именно леворуким принадлежат многие (слишком многие, чтобы это было случайностью) гениальные творения человечества — работы Рафаэля, Микеланджело, Дюрера, Родена, Леонардо да Винчи, Рубенса, Пикассо. Левшами были Александр Македонский, Цезарь, Карл Великий, Наполеон, Жанна д’Арк. Левой рукой записывали свои прозрения Аристотель, Ньютон, Эйнштейн, Тесла, Павлов, Максвелл, Пуанкаре…

Но с леворукостью часто связывают не только творческую активность, но и странности поведения и даже психические болезни. Среди людей, страдающих шизофренией, аутизмом, синдромом дефицита внимания, тоже много левшей. И даже, говорят, среди гомосексуалистов. Расплата за талант? Неправильные, в общем, какие-то эти левши. И не только в руках тут дело — у них что-то с головой. К левшам издавна относились подозрительно: левая сторона ни с чем хорошим никогда не ассоциировалась — «ходить налево», «встать с левой ноги», «левые доходы»… То ли дело «правый» — правильный, правовой, правдивый, праведный…

Доминирование одной руки свойственно не только людям. У многих обезьян одна рука играет ведущую роль, а вторая — подчиненную. Но у приматов праворукость и леворукость распространены примерно одинаково, а у нас — в соотношении 9 к 1. Кстати, это соотношение меняется: у нового поколения один левша приходится уже на пять правшей. Кто же они, эти левши, действительно ли они «не такие, как все» и почему их меньше, чем правшей?

Почему одни люди — левши, а другие — правши?

На этот вопрос пока никто не ответил. Существует масса гипотез, мифов, предположений — от генетической пред­определенности до социальных факторов.

Дело осложняется тем, что левши бывают разные. Одни рождаются леворукими (хотя мы пока не можем найти закон наследования в семьях, где много левшей) — это генетический вариант.

Второй вариант — компенсаторный: ребенок становится левшой в результате какой-то неизвестной пока дисфункции в развитии мозга. Таких детей почти столько же, сколько с генетической леворукостью. Хотя во многих странах с хорошей системой родовспоможения доля компенсаторного варианта леворукости — всего около 10%.

Строго говоря, леворукость и праворукость имеют еще и степень выраженности. Есть сильно выраженные левши, которые ничего не могут делать правой рукой. Есть более умеренные варианты. То же и у правшей. Есть и амбидекстры — люди, которые одинаково хорошо владеют обеими руками. Поэтому понятия «левша» и «правша» очень относительны.

В народе распространено мнение, что у левшей правое полушарие мозга больше развито, чем у других людей. Насколько оно справедливо?

Представление о том, что леворукие люди правополушарны, а праворукие левополушарны, — это миф, причем достаточно старый, ему лет 200. Раньше думали, что деятельность правой руки регулируется только левым полушарием мозга. Считалось, что если как-то нарушается работа левого полушария, то ребенок может стать леворуким. В этой гипотезе есть доля правды, но впоследствии выяснили, что такой жесткой привязки руки к противоположному полушарию нет. Деятельность каждой руки регулируется и контролируется обоими полушариями.

В одних видах деятельности ведущую роль играет одно полушарие, в других больше участвует другое, но они всегда работают вместе. Любая сколько-нибудь сложная деятельность человека включает в себя и внимание, и восприятие, и память, и мышление — нет деятельности, которую мы могли бы «привязать» к одному полушарию. Возьмем процесс чтения: там нужен и вербальный анализ, и зрительно-пространственный, и смысловой, то есть обязательно участвуют оба полушария. Причем чем младше человек и чем менее сформирована деятельность, тем больше в нее вовлечены оба полушария. Лишь в привычной, хорошо освоенной деятельности может сильно доминировать одно из них.

  Фото: Кирилл Лагутко для «РР»
Фото: Кирилл Лагутко для «РР»

А вот еще один, скорее всего, миф: что у левшей чаще, чем у правшей, обнаруживаются творческие наклонности, или, в другом варианте, что среди творческих людей больше леворуких.

«Среди творческих людей больше леворуких» — это некорректная формулировка. Еще в 1924 году был такой доктор Капустин, который обследовал больных в неврологической клинике и обнаружил, что среди них больше леворуких, чем праворуких. И сделал вывод, что все леворукие — дегенераты. Но некорректно делать вывод обо всей совокупности леворуких по такой специфической выборке. Это лишь один вариант нарушения развития, возможно, приводящий к леворукости. Если использовать такие некорректные выборки, очень легко заключить, что левши особенно талантливы или, наоборот, что они ущербны.

Но все же если посчитать среди людей с выдающимися творческими достижениями соотношение левшей и правшей…

Так ведь никто еще не посчитал, никто этого пока не сделал. И потом, вопрос: как считать? Художники — это одно, а математики — совсем другое… Вот среди журналистов много леворуких: им ведь не надо работать за станком, с инструментами. Леворукому действительно трудно стать летчиком и, по-видимому, легче — журналистом.

Ну а помимо мифов — есть ли на самом деле какие-то различия между правшами и левшами?

Мы на основании исследований, которые ведем уже 20 лет, считаем, что ребенок с генетическим вариантом леворукости ничем не отличается от праворукого, по крайней мере в области умственных способностей. А вот дети с компенсаторным вариантом леворукости, как и праворукие дети, подвергшиеся тем или иным рискам в развитии, в общей массе немного отстают от левшей и правшей с нормальным вариантом развития.

В ваших исследованиях сравнивалась успешность выполнения заданий правшами и левшами, но, может быть, есть какие-то различия не в результатах, а в том, как дети выполняют эти задания — в их когнитивных стилях или даже в личностных качествах?

Нет. Есть множество различий в стилях выполнения заданий и внутри группы правшей, и внутри группы левшей, но значимых различий между группами нет. Что же касается личностного развития, то оно связано в большей мере с социокультурными условиями жизни, а не с генами и природными особенностями.

А вообще сколько их, левшей?

В 70–80-е годы в школьном возрасте их выявляли 3–5%, а сейчас 20%. Их просто перестали переучивать. А раньше «перевоспитывать» начинали еще до школы. Это была достаточно жесткая система, но все равно оставалось 3% левшей, которые никакому переучиванию не поддавались. Хотя писали практически все правой рукой. Такая же жесткая система требований была практически во всех европейских странах. Но там стали отходить от нее начиная с 1950-х, а мы порвали с ней только в 90-х.

А может, имеет смысл все-таки хоть немного переучивать левшей? Ведь это тоже развитие для мозга.

Любое насилие над природой оборачивается очень печальными последствиями. А переучивание — не просто насилие над природой, а ситуация, в которой человек должен с большим трудом выполнять какие-то действия, постоянно испытывая при этом неудачу. Причем запланированную неудачу! Попробуйте бить по гвоздю молотком не ведущей рукой — вы будете все время попадать по пальцам. И вот в эту ситуацию «попадания по пальцам» мы ставим ребенка, например, когда заставляем его писать не той рукой. Он не может писать качественно, он постоянно будет испытывать психологический дискомфорт.

Человек в такой ситуации долго нормально существовать не может. Ребенок каждый день пишет, выполняя свои задания, но им недовольны и учителя, и родители. Из-за того что он плохо пишет, он получает плохие оценки — не только по письму, но и по математике и так далее.

Мозг очень пластичен и может постепенно перестроиться. Но постоянный стресс из-за собственной неуспешности ведет к возникновению тяжелейших неврозов. Врачам очень хорошо известны неврозы леворуких детей при переучивании. Поэтому переучивать нельзя ни в коем случае, в этом нет никакого смысла.

С какими трудностями чаще всего сталкиваются леворукие дети в наше время?

Дети с генетическим вариантом леворукости, как я уже говорила, ничем особенным от праворуких не отличаются, у них те же самые трудности, что и у всех детей, никакой специфики нет.

Правильно ли я понимаю, что сейчас принято говорить не просто о леворукости — праворукости, а о профиле латерализации, включающем «левоногость — правоногость», «левоглазость — правоглазость»?

Действительно, наряду с ведущей правой рукой у ребенка могут быть ведущими левая нога, левое ухо, левый глаз. Это интересная проблема, мы тоже ей занимаемся последние десятилетия.

А что, кстати, значит «ведущий глаз»?

Когда вы смотрите в подзорную трубу или в микроскоп, вы всегда прикладываете окуляр к ведущему глазу. Ведущее ухо лучше различает оттенки звуков. Даже наши ноздри имеют разную чувствительность. Причем человек может быть не только амбидекстром, у него и ноги, и глаза могут одинаково хорошо работать.

Так вот, людей, у которых ведущими являются левая рука, нога, ухо и глаз, лишь около 1%. Людей, у которых все признаки правые, больше — 40%. Остальные — смешанные варианты сочетаний левых и правых признаков.

С этой точки зрения «левша» и «правша» — несколько устаревшие понятия?

Если учитывать профиль латерализации, получается, что чистых левшей не больше 1%. И это еще без учета чувствительности к боли или к холоду, которая тоже разная у левой и правой половины тела. А какое отношение это имеет к полушариям мозга, пока вопрос.

А есть ли в изучении леворукости какие-то нерешенные вопросы, которые вас особенно волнуют?

Все вопросы, о которых мы говорим, нерешенные. Мне бы, конечно, хотелось понять мозговые механизмы организации деятельности у праворуких и леворуких детей. По нашей гипотезе, деятельность полушарий мозга у них организована по-разному: у праворуких более жесткие связи между полушариями, а у леворуких — внутри каждого полушария. Получается, что у леворуких детей полушария более разобщены, каждое из них работает больше по-своему, чем у праворуких.

Я читал — кажется, у того же Голдберга, — что между мужчинами и женщинами наблюдается такое же различие.

Это тоже миф. Больше того, говорят, что женщины левополушарны, а мужчины правополушарны. А до 70-х годов все было наоборот: говорили, что мужчины левополушарные, потому что считалось, что левое полушарие — «наше все», доминантное, а правое — подсобное. А в 70-е годы начали понимать, что без правого полушария никакая деятельность невозможна, и постепенно именно правому полушарию стали приписывать те функции, которые очень хотелось иметь мужчинам. И теперь мужчины стали считать себя правополушарными.

На самом деле здесь ситуация такая же, как с левшами и правшами: разница в когнитивном развитии между женщинами и мужчинами в целом гораздо меньше, чем разница внутри группы женщин или внутри группы мужчин.

Вернемся к леворукости: что может значить это различие между леворукими и праворукими в межполушарных и внутриполушарных связях?

Есть данные, согласно которым у сильно леворуких и у сильно праворуких более низкий коэффициент интеллекта, чем у людей со слабо выраженной леворукостью и праворукостью. Мы предполагаем, что у сильно леворуких полушария слишком разобщены, связь между ними недостаточна, а у сильно праворуких недостаточна дифференциация, им сложно организовать какие-то новые варианты взаимодействия.

Но если наиболее успешны люди, у которых более или менее развиты обе руки, получается, что с детьми все-таки стоит заниматься, чтобы они развивались в эту сторону?

Вы меня уже не в первый раз пытаетесь подтолкнуть к одной мысли, противником которой я являюсь. Мысль эта хорошо известна: «Мы не можем ждать милостей от природы, взять их у нее — наша задача», как говорил Мичурин. Но мозг любого человека, как бы он ни был организован, обладает фантастическими возможностями. Его не нужно переделывать. Мозгу можно помогать. Любое насилие, любые неадекватные требования приведут не к развитию ребенка, а к торможению. Если мы этого не хотим, нам не стоит следовать мичуринскому тезису.

Марьяна Безруких — директор Института возрастной физиологии Российской академии образования, доктор биологических наук, профессор. Автор около 350 научных и популярных работ, среди которых «Ребенок идет в школу», «Почему учиться трудно», «Леворукий ребенок в школе и дома», «Ребенок-непоседа» и др. Она первой в нашей стране разработала прописи для леворуких детей.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№8 (87) 5 марта 2009
Выборы
Содержание:
Угроза перемен

От редакции

Фотография
От редактора
Вехи
Неделя
Среда обитания
Путешествие
Случаи
Реклама