Угроза перемен

Сцена
Москва, 05.03.2009
«Русский репортер» №8 (87)

Можно ли утверждать, что минувшие выборы прямо указывают на возвращение в повседневную жизнь страны реальной политики, понимаемой как прямая борьба идеологий и интересов?

Действительно, «Единая Россия» понесла потери, но трагическими они не выглядят — проценты голосов на выборах в региональные парламенты, десяток мэрских кресел да несколько муниципальных собраний. В условиях кризиса, пользуясь языком военных, эти потери считаются приемлемыми.

Куда важнее изменение общего тренда, выразившееся в скачкообразном росте числа политиков, отказавшихся представлять ту или иную партию — и победивших. Особенно заметна деградация политической системы, если рассматривать голосование по одномандатным округам и выборам в муниципальные собрания. За редким исключением представители партий «системной» оппозиции (ЛДПР, КПРФ, «Справедливая Россия») не смогли добиться победы. Избиратель голосовал или за «ЕР», или за самовыдвиженцев — людей внесистемных. Что же касается партсписков, то здесь все просто: те, кто поддерживает власть, голосовали за «ЕР», кто нет — против.

Если посмотреть на биографии «новых политиков», выясняется, что большинство из них раньше никогда не входили в число активных оппозиционеров, более того, многие в разные периоды своей деятельности так или иначе сотрудничали с «Единой Россией». Смоленский прецедент, когда избранный 1 марта мэр города был исключен из партии именно за то, что решил баллотироваться, для этих выборов вполне показателен. Второй отличительной их чертой является то, что практически все самовыдвиженцы представляют интересы региональных экономических групп. В этом смысле характерны итоги выборов мэра Химок, где единственный кандидат, выступивший от лица общественности (в защиту Химкинского леса), занял третье место. Основную же борьбу вели действующий мэр и его заместитель, представлявшие различные экономические интересы.

Уже сегодня можно говорить о том, что полуторапартийная система, при которой «ЕР» является единственным механизмом, обеспечивающим попадание во власть, а прочие партии канализируют протестные настроения, перестает работать. Стремление партии власти объединить всех сколько-нибудь вменяемых политиков натолкнулось на противоречие интересов экономических группировок. И уже сегодня очевидно, что с этим вызовом «ЕР» не справляется.

Понятно, что к осени с ростом кризисных явлений ситуация усугубится. «Независимых» политиков, представляющих интересы региональных экономических групп, будет становиться все больше, и побеждать они будут чаще. Поэтому, чтобы окончательно не разбалансировать политическую систему, имеет смысл «управляемо» лишить «ЕР» монополии на политику — что уже и так происходит стихийно. Кстати, «Справедливая Россия» по первоначальному замыслу как раз и должна была привлечь представителей экономических сил, которые не смогли попасть в «ЕР». Тогда, в период бурного роста, эта идея показалась избыточной: ресурсов хватало всем. Теперь же, в условиях кризиса, создание системы настоящей двухпартийной конкуренции могло бы снять остроту проб­лемы, снизить градус агрессивности переделов сфер влияния, «зачисток» интересов, особенно губительных в кризис. Это позволило бы вынести на поверхность борьбу группировок, сделать ее открытой и прозрачной, причем в обе стороны — и для федерального центра, и для избирателей.

Даже сама возможность замены одной команды на другую (пусть и такую же), да еще и с участием избирателей, — первый шаг к тому, чтобы властные группировки разного уровня перестали наглеть.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №8 (87) 5 марта 2009
    Выборы
    Содержание:
    Угроза перемен

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Неделя
    Среда обитания
    Путешествие
    Случаи
    Реклама