Никола - ленивецкий коллайдер

Юлия Идлис
14 мая 2009, 00:00

Николай Полисский — практически единственный современный российский художник, занимающийся ленд-артом. В деревне Никола-Ленивец вместе с местными жителями он сооружает масштабные композиции из природных материалов — дерева, соломы, лозы; с 2006 года там проходит фестиваль ландшафтной архитектуры «Архстояние». В прошлом году «РР» делал репортаж из арт-деревни, где Полисский с местными мужиками строили пятиметровый муравейник и лепили армию снеговиков. В этом году Институт общественного проектирования дал художнику грант на сооружение Большого адронного коллайдера — деревянного. Коллайдер строили 6 месяцев, а весной повезли в Люксембург, в Музей современного искусства. Там детище Полисского простоит до 13 сентября

«Мы занялись наукой, потому что это событие, которое будоражит все цивилизованное человечество. Все строят этот коллайдер как сумасшедшие, потому что он должен изменить понятия человека о самом себе, о происхождении Вселенной. И мы не можем быть в стороне: своими силами из того материала, который у нас есть, мы тоже пытаемся это сделать».

«Наш коллайдер разбирается, собирается и принимает форму любого пространства, в котором нам дают выставиться. Это скульп­тура в классическом понимании. Может, она о новой жизни, на новую тему, ее даже можно назвать “инсталляцией”, по-модному, но вообще это — большая пространственная скульптура.

Мы в Никола-Ленивце делали ее по частям — не видели, что получается в целом. Потом погрузили все это в огромные 100-кубо­вые фуры 13 метров длиной и поехали. Была весна, так что пришлось трактору помогать втаскивать все это в горку, но потом фуры выскочили на дорогу и поперли по Европе.

В Люксембурге мы разгрузились, и всем сразу все понравилось. Мне хочется когда-нибудь сделать вещь, которую зритель будет собирать сам, а для этого все детали должны быть очень симпатичными, чтобы руки к ним тянулись. Отчасти это получилось: все сразу стали все хватать, трогать.

Больше недели, пока собирали коллайдер, мы ходили в белых халатах, боялись их испачкать. Это был небольшой перформанс: мы изображали ученых. И ребята преобразились: они в общем-то деревенские рожи, исконные, а тут вдруг приосанились, превратились в таких научных работников. Это была правильная идея — одеть их в халаты. Навести на мысль, что все-таки это во многом научное произведение».

Фотографии: Татьяна Плотникова для «РР»