За козла ответили

Спорт
Москва, 28.05.2009
«Русский репортер» №20 (99)
В Санкт-Петербурге прошел чемпионат мира по домино. Среди участников — российский сенатор и генерал венесуэльской армии, среди спонсоров — родильный дом и концерн «Русское оружие», среди государств-участников — независимая Абхазия и суверенная Эстония

Предыдущий чемпионат мира по домино прошел в Венесуэле, следующий состоится в Пуэрто-Рико. Петербург — второй город в Европе после испанского Ситжеса, принимающий эти соревнования: обычно они проходят в Латинской Америке. Даже официальный язык на них — испанский, а не английский. Как попала в эту знойную компанию культурная столица России, Северная Пальмира, город, в котором не то 65, не то — по другим данным — 19 солнечных дней в году?

Я спросила об этом президента Федерации домино Санкт-Петербурга Владимира Корнеева в холле петербургской гостиницы «Москва», в Кремлевском зале которой проходил чемпионат. И услышала в ответ:

— Домино развивает интеллект, логическое мышление, навыки счета, вообще развивает личность. Наша задача — пропагандировать домино, сделать его массовым и признанным видом спорта. Скажите сразу, вы готовы нам помогать?

Я растерялась и сказала, что, вообще-то, всего лишь хотела написать заметку про чемпионат.

— Всего лишь заметку! — воскликнул мой собеседник. — Вы совершенно ничего не понимаете! Пойдемте, я вам кое-что покажу.

Корнеев повел меня в холл перед пресс-центром чемпионата, где продавалась сувенирная продукция: домино из шоколада по цене тысяча рублей за упаковку, открытки с видами Петербурга, 80 рублей за штуку, и книга «Домино как средство обучения детей правильным вычислениям» с грифом «Методика одобрена комитетом по образованию правительства Санкт-Петербурга», стоимостью 350 рублей. На обложке стояла фамилия автора: Корнеев В.П.

Автор открыл книжку на первой странице и показал на фотографию улыбающейся девочки с бантом:

— Это моя дочка Даша. Однажды в первом классе она принесла четверку по математике. Я стал заниматься с ней с помощью домино, и в конце четверти она сдала 500 примеров без единой ошибки, лучше всех в классе. Я проводил мастер-классы в школах. Видите, что написано на доске?

Корнеев показал еще одну фотографию из книжки. Там на обыкновенной классной доске из костяшек домино была выложена фраза «Получайте 5 почаще!», на которую смотрели радостные школьники.

— Ну что, теперь вы готовы нам помогать?

Видимо, на лице у меня по-прежнему была написана нерешительность, потому что Корнеев опять сказал:

— Пойдемте!

На этот раз мы вернулись в холл перед Кремлевским залом, где на одном из столиков валялись костяшки домино. Президент петербургской федерации устроил мне и еще одному попавшемуся под руку болельщику мини-турнир по быстрому счету: нужно было на скорость складывать очки на выставленных в ряд костяшках. Я выиграла и, видимо, этим заслужила право продолжить интервью.

— Теперь смотрите сюда! — Корнеев усадил меня за стол и поставил костяшки на подставку, как во время игры. — Давайте сдадим вам трудные фишки. Вот, у вас три костяшки с шестерками и остальных по одной. Чем пойдете?

«Хода нет — ходи с бубей», — некстати вспомнила я заповедь преферанса, в который, в отличие от домино, мне до этого играть приходилось, и наугад положила на середину стола костяшку с шестеркой.

— Правильно! — сказал Корнеев и добавил: — Но если бы вы играли в паре, то вам надо было бы сделать то же самое, только не сразу, а через двенадцать секунд.

— Почему через двенадцать секунд?!

— Таким образом вы бы дали понять партнеру, что у вас три шестерки, а не одна.

— Так ведь любая коммуникация с партнером запрещена!

— А кто говорит про коммуникацию? Вы же не разговариваете, не показываете знаки — просто ждете. А если две шестерки, надо ждать шесть секунд.

— Если только вы не сборная Эстонии — в этом случае ждать придется дольше, — вмешался в разговор давно наблюдавший за сеансом обучения человек, представившийся Борисом Денищенко и оказавшийся как раз тренером сборной Эстонии. — А вообще самое главное — знать испанский. Тут все переговариваются за столами, а никто из наших не понимает, о чем. И судьи не понимают. Так что, кто первым выучит испанский, тот и станет чемпионом.

Сборная Эстонии в составе бывшего начальника порта на пенсии Тойво Гидилайнена и совладельца рыботорговой компании Валерия Черношкура обнаружилась тут же, представленная.

— Мне позвонил Валерий и сказал: «Хочешь принять участие в чемпионате мира?» Я спросил: «В каком виде спорта?» Он сказал: «В домино». Я думал, он шутит, и согласился. А оказалось — правда, — рассказал Тойво историю появления сборной Эстонии в гостинице «Москва».

Никакие государственные чиновники представлять Эстонию на этом чемпионате их не уполномочивали, просто потому что вряд ли в курсе, что такой турнир вообще существует. Но могли бы гордиться патриотизмом дебютантов: те даже сами изготовили себе форму, наклеив эмблему Международной федерации домино на футболки цветов национального флага.

Впрочем, в соревнованиях по патриотизму все равно победила бы сборная Абхазии, которая даже во время торжественного ужина в честь открытия чемпионата не расставалась с огромным флагом. За ее тренировками я наблюдала несколько месяцев назад на набережной в Сухуми, в открытом кафе с условным названием «Брехаловка». Тренировки длились там примерно с восьми утра до полуночи. На прошлогоднем чемпионате в Венесуэле сборная Абхазии заняла пятое место — еще до провозглашения республикой независимости.

Грузия в чемпионате не участвовала. Сборные Узбекистана и Казахстана были представлены каждая одним спортсменом. Сборную Израиля составляли братья Исаак и Ефим Базарские, оба — бывшие блокадники из Ленинграда.

Самой многочисленной оказалась делегация из Венесуэлы: больше 50 человек. Это потому, объяснил мне президент Международной федерации домино Лукас Гиттард, что, с одной стороны, у российского президента Медведева хорошие отношения с президентом Венесуэлы Чавесом, а с другой — у сборной Венесуэлы хорошие отношения со своим президентом, так как один из спортсменов, командующий дивизией венесуэльской армии, — личный друг Чавеса.

В состав сборной России вошли в числе прочих генерал МЧС Борис Борзов и сенатор от Санкт-Петербурга Сергей Тарасов. Не иначе, Корнеев их убедил.

В зале, где шли игры, я, наблюдая за парами, после разговора с ним — стала поглядывать на секундную стрелку. Да, Владимир Пантелеевич знал, что говорил, когда рассказывал про двенадцать секунд. Правда, сказал он, кажется, не все, что знал. По правилам международных игр спортсмены во время партии держат руки под столом, чтобы не подавать друг другу знаков, и молчат. Но про это молчание можно кино снимать: профессиональные артисты позавидовали бы выразительности их бровей, губ и глаз.

— Вы знаете, что домино объявлено спортом XXI века? — снова подошел ко мне Корнеев.

— Кем объявлено?

— Международной федерацией домино. Потому что эта игра развивает интеллект как никакая другая.

— А шахматы?

— А что шахматы? Там все на столе, все видно. А в домино надо все время читать книгу игры, чтобы поставить в конце восклицательный знак победы.

Фотографии: Алексей Тихонов для «РР»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (99) 28 мая 2009
    Авторитеты
    Содержание:
    Деятели культуры

    Режиссеры, художники, писатели, музыканты

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Репортаж
    Среда обитания
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама