Олег Зыков

28 мая 2009, 00:00

Кто является авторитетом в вашей профессиональной среде?

Это не совсем корректный вопрос. Потому что если я дам на него ответ, то автоматически начну говорить о каких-то стандартах, которым надо следовать человеку, желающему стать тем самым авторитетом. Не факт, что это принесет ему пользу. У каждого должно сформироваться свое мнение на этот счет.

«Я социальный технолог, то есть я не заявляю проблему, а решаю ее. Если же не знаю, как решить тот или иной вопрос, я его просто не поднимаю»

Но если очень кратко, то я бы сказал так: авторитетный человек способен видеть себя со стороны и в состоянии оценить, насколько его идеи могут быть восприняты теми, кому он их адресует. Еще одно качество, без которого существование профессионала в сфере благотворительности просто невозможно, — это способность сострадать и быть чутким к человеческому горю. Наконец, очень важная вещь для завоевания авторитета — харизма.

Насколько важны такие вещи, как регалии, возраст, должность?

Все зависит от аудитории, по отношению к которой мы говорим об авторитете. С трудом представляю, чтобы седовласый ветеран стал авторитетом для молодежи в вопросах дальнейшего обустройства жизни, точно так же и вчерашний аспирант не будет кумиром для научного сообщества.

Могут ли у москвичей быть одни авторитеты, а у жителей регионов — другие?

Ответ на этот вопрос затрагивает глубинные проблемы нашего общества, а именно: иждивенчество и патернализм. Страна в целом похожа на патологически зависимую личность. Это значит, что большинство людей не в состоянии брать на себя ответственность за свою жизнь и переносит вину за собственную неустроенность на окружающий мир. То есть, если я сам не виноват, а все плохо, значит, есть другой виновный.

Власть же у нас, с одной стороны, патерналистская, а с другой, как и всякая государственная власть, это репрессивный институт. Такая ситуация приводит к тому, что государство помогает своему народу-иждивенцу найти врага. Это простое решение всех проблем, возникающих в обществе, но решение экстенсивное. Есть и интенсивное, сложное: оно состоит в том, чтобы заставить членов общества изменить свою философию, свое отношение к жизни. Но запустить этот процесс под силу только по-настоящему сильной личности. И в этом смысле критерии авторитетности сопоставимы и для регионов, и для центра. Хотя я еще раз хочу подчеркнуть, что я против определения и тем более абсолютизации этих самых критериев.

Насколько едина ваша профессиональная корпорация? Или каждый сам по себе?

Прежде чем рассуждать об этом, надо понять, что подразумевается под единением внутри корпорации? Если говорить вообще, то тотальное единство какого бы то ни было сообщества — признак его деградации и застоя. Если говорить о единстве в сфере НКО, то мы упираемся в воп­рос о существовании гражданского общества. Я считаю: раз есть граждане, значит, есть и более-менее развитое гражданское общество. И если есть проблемы, которые общество должно решать, и оно как-то их решает, значит, есть в нем и некая сплоченность — хотя бы для решения этих проблем. Главный недостаток закона об НКО я вижу в том, что он угрожал тем самым маленьким сообществам, решающим небольшие, но актуальные проблемы, с которыми сталкивается человек в своей повседневной жизни. А социальная политика как раз и должна строиться на основе общественной инициативы, то есть работы именно таких сообществ, иначе она неэффективна и по большому счету бессмысленна.

Если говорить о вашей позиции по отношению к власти — она лояльна или оппозиционна? Вообще как обычно соотносятся авторитет и официальная власть?

Что вы называете оппозицией? Попытки выяснить болевые точки функционирования власти? Обсуждение проб­лем этого функционирования? Если это делается с целью улучшения работы государства и повышения качества жизни граждан, то такая оппозиционность оправданна. Но «крики на площадке» мне не нравятся. Меня причисляют к правозащитникам, но я себя таковым не считаю. Я социальный технолог, то есть я не заявляю проблему, а решаю ее. Если же не знаю, как решить тот или иной вопрос, я его просто не поднимаю.

А практический опыт решения общественных проблем обязателен для того, чтобы стать авторитетом в сфере НКО?

Без практики быстро впадаешь в демагогию…