Перемена участи

От редактора
Москва, 11.06.2009
«Русский репортер» №22 (101)

Вообще-то все беды — от хорошей жизни. Вот, например, в селе Хомутово, что в Иркутской области, сделали в прошлом году уличное освещение. Местный муниципалитет постарался. Дело действительное хорошее: статистика утверждает, что с появлением света уличная преступность уменьшается процентов на двадцать. Так что жители Хомутова законно радовались. Но не долго. Пришел кризис, деньги в бюджете кончились, и платить за свет стало нечем. Жители, привыкшие за год к освещенному пространству, огорчились и стали писать на своего главу жалобы. А вот в соседнем селе света на улицах как не было, так и нет — и никто не жалуется.

Мысль о том, что к хорошему быстро привыкаешь, банальна. Но я, вообще-то, не об этом. А о том, что действительность куда сложнее, чем нам бы хотелось. Нет, конечно, было бы здорово, если бы во всех наших проблемах была виновата мировая закулиса. Или, например, олигархи, которые все разворовали. Или «кровавая гэбня», которая строит свои козни. Ведь во всех этих случаях существовало бы одно простое решение проблемы: отгородиться от закулисы железным занавесом, посадить олигархов в тюрьму, предварительно отобрав все имущество, всем дружно выйти на «марш несогласных» и так далее и тому подобное. Но мы все эти методы уже пробовали: и классовых врагов уничтожали, и занавес вешали, и памятник Дзержинскому сносили — и как-то все это ни к чему хорошему не приводило. Скорее наоборот: от Алексея Михайловича Тишайшего до наших дней страна, за редким исключением, наиболее динамично развивалась в тихие, скучные времена, когда не было причин и поводов для особого геройства и подвигов (в том числе и трудовых) никто не совершал.

Когда мы придумывали «Русский репортер», мы много говорили о том, что Россия — страна высокой культуры, но очевидно невысокой цивилизации. И хотели рассказывать именно о том, как идет этот цивилизационный процесс во всех его проявлениях: от формирования гражданского общества до появления бутилированной негазированной воды в сельпо на краю земли. И этот процесс действительно шел. Пусть медленно и местами коряво, пусть с поправкой на загадочные свойства русской души и  коррупцию — но шел. И дело даже не в том, что нет в России такого областного центра, где не жаловались бы на пробки, и не в торговых моллах, росших до последнего времени как грибы после дождя. А в том, что, например, в таежном селе появился компьютерный центр, а сельская библиотекарша устраивает презентацию планов развития своего села с легкостью опытного пиар-менеджера. Нет, нормальную дорогу туда еще не построили, но подростки уже активно общаются с ровесниками в Сети…

И очень хотелось бы, чтобы этот процесс не остановился. Конечно, экономический кризис уменьшил возможности для развития. Конечно, во многом его преодоление зависит от экономической и политической линии власти. Но наша судьба зависит от нас. В том же Пикалеве людям предлагали работу в других городах — всего в 30–40 километрах, и даже обещали возить туда бесплатно на специальном транспорте, но они решили ждать, когда приедет Путин и починит их сломавшуюся жизнь, предпочтя перемене участи нищенское существование в привычном формате.

А между тем в Хомутове на улицах по ночам опять горит свет. Пока горит. Но если он погаснет, если отключат деревенские компьютеры, значит, снова наступит время героев. И тем, кому сегодня слегка за двадцать, снова придется совершать подвиги и преодолевать нечеловеческие трудности, платя за это своей кровью и своими жизнями. Оно нам надо?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (101) 11 июня 2009
    Экстремизм
    Содержание:
    Операция «Э»

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама