Трогать и встряхивать

Тренды
Москва, 11.06.2009
«Русский репортер» №22 (101)
Если психотерапевт посоветует вам посетить недавно открывшийся в Санкт-Петербурге Музей оптики, поглядеть на китайские зеркала со спрятанным Буддой, камеру-обскуру, лазеры и голограммы — не удивляйтесь. Он знает, что делает. Организаторы Дней науки в Северной столице не зря отвели посещению этого музея время между семинарами по языкам мозга. Музей и вправду говорит с мозгом на неожиданном языке

Cейчас будет реклама. На интернет-аукционе ebay мне попался странный лот: аэрогель. Материал, который NASA недавно посылало в космос ловить частицы кометной пыли. За небольшие деньги вам привезут полупрозрачный голубоватый кирпич чуть тяжелее воздуха. Пропитать его водородом — и он будет неторопливо плавать под потолком, пугая по утрам сонных гостей. Еще на том же ebay вам продадут: лазер, которым со стометрового расстояния можно поджигать спичку; ниобиевые магниты размером в железный рубль, которые не оторвать друг от друга руками; карманный источник альфа-излучения; копию фонографа Эдисона, которая пишет музыку иглой на пластмассовых стаканах; настольный двигатель внутреннего сгорания… И много чего еще.

Список вышел длинным, потому что проще перечислить, чем придумать собирательный термин. Игрушки? Но лазеры и радиация явно не игрушки. Гаджеты? Не то. Музейные научно-технические экспонаты для домашнего пользования — казенно, хотя и ближе к делу.

Правда, коробит уже первое слово — «музейный». Если быть честными, музей (особенно научно-технический) — место со странной репутацией. Туда чаще не ходят, а водят. Не взрослых, а школьников. Там, как правило, стоят макеты тракторов и радио-антенн. Висят портреты академиков. Встреться мне в подобном месте любой из знакомых (причем даже из тех, кто скачивает очередную серию «Теории Большого взрыва» в день выхода в эфир и держит на полке корешком к гостям «Краткую историю времени» Хокинга и «Элегантную Вселенную» Грина), я искренне удивлюсь.

Зато среди тех же знакомых магазин учебных пособий (для школьников) пользуется репутацией еще одной дизайнерской лавки. Оттуда уходят с каким-нибудь реостатом, хитро закрученной стеклянной колбой или песочными часами. Или, чаще, с пустыми руками — но с ощущением, что не зря потратили полдня на поездку. Проверял на себе.

Следующий шаг — от лавки к павильону, территории тест-драйва — и сделали в Питере, когда при поддержке фонда «Династия» открыли Музей оптики. Ближе к лотам ebay, дальше от портретов академиков. За первые полчаса на меня сумел среагировать образцово-показательный охранный лазер, мне дали положить очки между поляризационными фильтрами — чтобы разглядеть сжатия и растяжения внутри линз, разрешили посмотреть на себя в адаптивное зеркало, которое сжимается и надувается, чтобы приблизить картинку. Лектор, по-хорошему, нарушал все каноны музейного дела: вместо того чтобы подчеркивать уникальность экспонатов, после опыта с коэффициентами преломления взял и сказал: «Это, кстати, легко повторить дома. Купите на рынке шарики китайского осушителя и бросьте их в воду».

Когда-нибудь такие экскурсии начнут прописывать психотерапевты. Главный плюс науки, которую можно пощупать, — в вещах простых и неопровержимых. Угол падения равен углу отражения, дважды два равно четырем. Аэрогель действительно почти ничего не весит. Лазер действительно зажигает спичку. Такой вот каталог простых истин, за которые можно уцепиться, когда переосмысливаешь вещи более сложные. Они обеспечивают не столько доводами, сколько опытом знания чего-нибудь наверняка: «Я сам видел, и оно работает».

Наука как система в этом помочь не может — тут нужны мелкие детали, разменная монета рутинных опытов. У мегапроектов вроде того же коллайдера детали, как швы у грамотного хирурга, надежно спрятаны — надо думать, чтобы не отвлекали от масштабов задачи. Есть «тридевятое царство», где толпа в белых халатах стремится либо осчастливить человечество, либо его похоронить. И все.

Бозон Хиггса — вещь неосязаемая. А аэрогель можно потрогать руками. И после этого почему-то в бозон легче верится.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №22 (101) 11 июня 2009
    Экстремизм
    Содержание:
    Операция «Э»

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама