Бабблз

Сцена
Москва, 02.07.2009
«Русский репортер» №25 (104)

Все люди смертны. Майкл Джексон — человек. Следовательно, Майкл Джексон смертен. И все-таки смерть этого вечного ребенка застала многих врасплох, несмотря на то что истинность древнего силлогизма мало кем оспаривалась.

Сильвия Чейз, известная американская журналистка, как-то заметила Джексону:

— Некоторым людям кажется, что вы живете на сцене и никогда не имели дела с реальным миром.

— В моем положении это трудно, — Джексон попробовал быть искренним. — Иногда я пытаюсь, но люди не хотят со мной общаться так же, как с соседом по лестничной площадке.

Возвращение в мир реальности всегда было трудным — мир оставался для него мистическим мерцанием. Майкл Джексон не понарошку верил в возможность личного бессмертия. И вовсе не потому, что не мог отделить себя от сценического образа. Он был по-американски религиозен — вырос в семье приверженцев секты свидетелей Иеговы и смотрел на мир как на реальность чуда. Один из «классиков» этой секты Джозеф Руттерфорд написал книгу «Миллионы ныне живущих людей никогда не умрут» — такую же веру в реальную победу над смертью Майкл Джексон исповедовал всю жизнь, несмотря на то что оставил секту в 1987 году. Он был убежден, что формулой его личного бессмертия может стать праведная жизнь, помноженная на достижения современной науки.

Отменив для себя смерть, он сделал саму жизнь виртуальным предприятием — компьютерной игрой, серией волшебных перевоплощений, Never-ending Story. Всерьез к его вере в личное бессмертие могли относиться лишь дети, ярые фанаты или какие-нибудь идиоты по жизни. Но Майкл настолько убедительно проживал свою роль, что ему поверили даже вполне прагматичные банкиры. Его виртуальное тело нашло продолжение как товар и корпорация, производящая деньги. «Майкл Джексон — значит большие деньги в областях, выходящих за пределы музыки», — сказал австралийский художник Бретт-Ливингстон: он нарисовал портрет Джексона и продал его за $1,2 млн.

Люди с Уолл-стрит, хоть и скептически относились к его играм со смертью, уверовали в Майкла Джексона как в неисчерпаемый ресурс, а потому снова и снова давали ему в долг. Почему бы и нет, ведь столь же сильно они верили в неисчерпаемые возможности ипотеки.

Сегодня пресса с особым смаком обсуждает астрономические долги короля поп-музыки. Ведь вечная жизнь допускает возможность вечного, неоплатного долга. Джексону удалось фактически развоплотить деньги: к моменту его смерти поклонники попросту перестали отличать $500 млн его долгов от $400 млн планируемой прибыли от лондонских концертов. Такое же убийство самой идеи денег, развоплощение доллара обещают сегодняшние гротескные долги США — частные и государственные.

Есть большой символизм в одновременном освобождении мира от финансовой магии Уолл-стрит и от сказки Питера Пэна о вечной молодости и бессмертии. Одно событие олицетворяет другое. Оба вместе характеризуют дух времени — атмосферу заката американской мечты, наступления эпохи отрезвления и возврата к твердым истинам и самим вещам.

Почему Майкл Джексон дал своему животному двойнику и любимому шимпанзе кличку Бабблз — Пузырьки?..

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (104) 2 июля 2009
    Поп-идол
    Содержание:
    Бабблз

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Интервью
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама