Секс без конца

Культура
Москва, 02.07.2009
«Русский репортер» №25 (104)
Порнохоррор, порно-Тарковский, философское порно — как только не называют «Антихриста». Новый фильм Ларса фон Триера выходит в российский прокат 2 июля. Одних зрителей он довел до восторженного экстаза, у других вызвал ярость и отвращение, третьи до сих пор гадают, что же это было — подлинный шедевр или гениальная фальшивка. «Антихрист» исследует природу секса — необузданного и убийственного. Именно в нем Триер видит суть человеческой природы, а заодно и корень всех наших бед

На пресс-показе «Антихриста» в Каннах журналисты смеялись и улюлюкали, а в конце кричали: «бу-у-у». Как вы относитесь к этому?

На официальной премьере публика тоже смеялась. И когда в конце зааплодировали, я встал и ушел. Ненавижу это: люди стоят и семь минут бьют в ладоши, делая вид, что я им нравлюсь. Ко мне подошел знакомый и сказал: «Если ты уйдешь во время аплодисментов, ты оскорбишь фестиваль». А я ответил: «Ну, тогда я пошел». В этот раз я действительно почувствовал враждебность со стороны публики. Но с каждым годом я становлюсь все более человечным. Как режиссер я не подвержен влияниям, но как человек я уязвим, и мне не хочется конфликтовать.

Вы не раз говорили, что «Антихрист» вырос из глубочайшей депрессии, в которой вы долгое время находились. Сейчас она позади?

В основном да. Лучшее средство от депрессии — это работа, ежедневный труд. В этом смысле кино — прекрасное лекарство, потому что оно заставляет вкалывать по-настоящему. «Антихрист» в буквальном смысле поднял меня с постели, с которой я не мог встать на протяжении двух месяцев. Я делал его без всякого энтузиазма, в состоянии бессилия. Но для меня просто встать на ноги и что-то сделать — это уже победа. Фильм получился не таким, каким я хотел бы его видеть, — из-за моей слабости. Но я все равно им горжусь.

Каковы истоки этой депрессии?

В моем случае это — постоянная тревога, постоянные страхи, когда сердце чуть ли не вырывается из груди и адреналин зашкаливает. Это как если бы за тобой гнался лев, а ты бы бежал, бежал, а потом просто лег на землю и спокойно сказал: «Ну, давай, ешь меня». Для меня лучше быть «съеденным», чем все время бежать. Лучше депрессия, когда ты полностью обессилен, чем это состояние возбуждения.

Вы верите в психотерапию?

Я прошел курс когнитивной психотерапии. Она мне немного помогла, но никакого чуда не произошло. Вообще нет, не верю. Я пессимист во всем.

Вы посвятили фильм Тарковскому. Многие восприняли это как иронию…

Никакой иронии тут нет. Тарковский — мой идол. Без его фильмов не было бы и моих фильмов.

По-вашему, «Антихрист» похож на то, что делал Тарковский?

(Неуверенно.) Нет… Хотя, знаете, в моем любимом фильме «Зеркало» действие тоже некоторое время происходит в лесу, в деревенском доме. За свою жизнь я столько украл у Тарковского, что было бы несправедливо его не поблагодарить. Вот я наконец и поблагодарил.

Вы известны тем, что доводите своих актеров до исступления. Существуют ли задачи, которые вы никогда в силу каких-то соображений не будете перед ними ставить?

Ну, в «Антихристе» я не заставлял их по-настоя­щему заниматься сексом. У них были дублеры.

Антихрист в фильме — это женщина. Вы действительно так считаете?

Это связано с моим пониманием религии. Для меня очевидно, что религия — это изобретение мужчин. Поэтому я подумал, что антихристом может быть именно женщина, что она будет противостоять этому мужского миру и, возможно, породит совершенно новую религию, не имеющую ничего общего с мужским началом.

А мужчина в «Антихристе» — это классический идиот, какие уже встречались в ваших фильмах.

Верно, все мои герои-мужчины — законченные идиоты. И я могу их понять. Во мне тоже есть этот чисто мужской идиотизм, когда ты упрямо следуешь по выбранному пути. И даже если знаешь, что этот путь ведет в ад, все равно не сворачиваешь с него.

Вы как-то сказали, что некоторые образы из фильма выросли из ваших шаманских практик…

Это правда. Есть специальная техника барабанного боя, вводящая тебя в параллельный мир, — оттуда ко мне и пришли животные, которых вы видите в ленте. Говорящая лиса, например. В этом параллельном мире ты не можешь сказать слово «нет», забываешь про него. Даже если тебе предлагают поговорить с лисой, ты отвечаешь: «Да, давайте, с удовольствием!»

Многие увидели в «Антихристе» радикальный протест против секса, плоти, физиологии и вообще против человеческой природы. Это и вправду ваша позиция?

Нет. Я и мои фильмы — это совершенно разные миры. В них нисколько не отражается то, что я думаю на самом деле. Я вообще всегда берусь за идеи, с которыми не согласен, и пытаюсь их отстоять. Таким образом я провоцирую сам себя. Это, мне кажется, путь к мудрости — защищать и понимать то, с чем ты не согласен.

Я, например, нисколько не верю в колокольный звон, который звучит в небе, когда умирает Бесс (героиня фильма «Рассекая волны». — «РР»). И конечно, я не верю, что секс — это большее зло, чем какое-либо другое. В этом смысле интересно снять фильм о человеческой стороне Гитлера, этого общепризнанного антихриста, — вот это был бы настоящий вызов самому себе и обществу. И это было бы куда ужаснее, чем просто признать, что он — абсолютное зло. Куда страшнее тот факт, что он был обычным человеком.

После «Антихриста» вас еще активнее стали обвинять в женоненавистничестве…

Пусть обвиняют. Я волен идти в любую сторону в этой Вселенной. Могу сказать, что я — самый лояльный феминист в мире после моей мамы, которая была председателем датского движения женщин, борющихся за свои права. Я хотел бы сопротивляться всему, чему научила меня мама, но у меня не получается.

Существуют ли для вас табу в культуре?

Нет. Все, о чем человек способен подумать, может стать предметом искусства, может быть снято и показано. Но только художники могут позволить себе такую роскошь. В своей повсе­дневной жизни я многого не показываю своим детям, особенно из того, что идет по телевизору.

В «Антихристе» вы окончательно разобрались с человечеством. Что будете делать дальше?

Сейчас я опустошен, у меня нет планов. Но никакой вины за содеянное я не чувствую. По правде сказать, я не чувствовал ее никогда.

Фото: Neil Wilder/Corbis Outline/Fotosa.ru; АРХИВ ПРЕСС-СЛУЖБЫ; EVERETT COLLECTION/RPG; AFP/EAST NEWS

Самые радикальные фильмы о сексе с членовредительством

У партнеров

    «Русский репортер»
    №25 (104) 2 июля 2009
    Поп-идол
    Содержание:
    Бабблз

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Интервью
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама