Охота на рядовых

Актуально
Москва, 23.07.2009
«Русский репортер» №28 (107)
305 тысяч человек пошли служить в армию весной этого года. Рекордный план военным удалось выполнить, закрывая глаза на болезни, условные судимости и резко сокращая отсрочки от службы. С каждым годом молодых людей призывного возраста становится все меньше. Поэтому последующие призывы грозят еще большими нарушениями — из-за демографической ямы начала 90-х

Почти половина тех, кто попадает ко мне в казармы, — больные, которые служить по идее не должны. А в этом году, думаю, будет еще хуже — потому что план призыва увеличили. Комиссовать из них я смогу только единицы, кто-то ведь должен у меня служить! — жаловался «РР» заместитель командира одной из воинских частей Санкт-Петербурга.

Его предчувствия подтвердились. По сравнению с прошлой осенью план по призыву вырос на 85 тысяч человек, и чтобы его выполнить, военкоматам пришлось сильно постараться. Обычный в таких случаях срок увеличили на две недели. По словам председателя Комитета солдатских матерей Валентины Мельниковой, в этом году «были такие облавы на призывников, которые можно сравнить разве что с началом 2000-х — разгаром второй чеченской войны». Отправились служить около 18 тыс. студентов, лишенных отсрочек. Впрочем, иногда забирали даже тех, кто отсрочки имел. Но больше всего нарушений — при прохождении медкомиссий. В подтверждение своей беспристрастности военные предъявляют цифры: по здоровью они забраковали каждого третьего. Но родители некоторых призывников приводят другие факты.

— Три гражданских врача утверждали, что с таким плоскостопием, как у моего сына, в армию не берут, — рассказывает «РР» мать новобранца из Санкт-Петербурга Наталья Бородавка. — Но военные вынесли решение: к службе годен. И показали заключение главного врача одного из крупных госпиталей, на прием к которому мы даже не ходили!

Когда Наталья пожаловалась в прокуратуру на фальсификацию документов, в военкомате пошли на попятную и дали сыну отсрочку.

По ходу призыва правозащитникам пожаловались около 14 тыс. человек. В Главной военной прокуратуре признают, что и им стали жаловаться в два раза чаще, — а в прошлом году прокуроры рассмотрели более 6 тыс. заявлений.

Между тем, если молодой человек попал в армию ошибочно, вырваться ему оттуда практически невозможно. Точнее, это можно сделать двумя способами. В первые три дня призывник может самовольно покинуть часть и написать заявление в прокуратуру. Если у него действительно есть основания для отсрочки, статья за дезертирство ему не грозит. Впрочем, решаются на побег немногие. Второй путь — добиться комиссования. Но медкомиссии в армии еще жестче, чем призывные. Они объективно не заинтересованы в том, чтобы уменьшать число солдат. В 2006 году (последние открытые данные) из армии было комиссовано всего 698 человек — менее 0,3% призывников.

Выполнить план помогло и то, что впервые с 1999 года в вооруженные силы начали призывать молодых людей с условными сроками или погашенными судимостями. Таких набралось около 100 тыс. А по данным Общественной палаты, еще 50–70 тыс. имели приводы в милицию или содержались в СИЗО.

Сергей Кривенко, член Совета при президенте РФ по содействию развитию институтов гражданского общества и правам человека, полагает, что проблемы призыва могут послужить основанием для того, чтобы снова увеличить срок службы. Ведь увеличивать число призывников за счет ранее судимых военные долго не смогут, почти все отсрочки тоже уже отменены. В ближайшие призывы в армию должны забрать родившихся в 1990–1991 годах — а это период самого сильного демографического спада.

Под ружье

У партнеров

    «Русский репортер»
    №28 (107) 23 июля 2009
    Мусор
    Содержание:
    Дорога к свалке

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Реклама