Объективная реальность: чем больше, тем лучше

Тренды
Москва, 30.07.2009
«Русский репортер» №29 (108)
Начиная с 1960-х энтузиасты отчаянно пытались расширить свое сознание. Сегодня ставка делается на расширение реальности. Одно дело — смотреть на жизнь, сохраняя изумление младенца, и совсем другое — когда каждый кадр этого кино откомментирован всем опытом человечества. Лозунг «Больше реальности — хорошей и разной!» фантасты воплощают в жизнь с помощью «волшебных» очков или таблеток. А современные технологии просто совершенствуют мобильные телефоны

Представьте очки, проливающие виртуальный свет на все, что попадается на глаза. Гуляете вы, к примеру, по незнакомому городу и получаете визуальную информацию про все его улицы и дома, идете по лесу — видите его карту и можете узнать название и свойства каждого дерева или гриба, открываете капот машины — перед вами схема двигателя, сдаете экзамен — очки знают ответы на все вопросы, попали за границу — они переведут любую надпись, встречаете симпатичную девушку — очки сообщат, замужем ли она и чем увлекается. Превосходный заменитель головного мозга!

Если и дальше размышлять в этом направлении, можно додуматься до тех же вопросов, которые давно пришли в голову фантастам, последние 30 лет упрямо испытывающим наш мир на прочность. Что будет, если какой-нибудь бродяжка найдет очки, позволяющие видеть истинную суть вещей? Или в поисках той же сути к нам прилетит злой робот-инопланетянин? Варианты могут быть разные, как и количество и качество девайсов, но сама идея стара как мир — а что, если за всем этим есть что-то еще?

Попытки срывания всех и всяческих масок предпринимались и Львом Толстым, и основоположниками марксизма-ленинизма. Под маской реальности предполагалось увидеть нечто страшное — всевозможные пороки и ужасы разложившегося капитализма. Фантасты шли дальше и в более актуальном направлении: они обнаружили, что большая часть людей — это зомби, а рекламные плакаты скрывают приказы «Подчиняйся!» и «Потребляй!». Ожидались душераздирающие разоблачения и суровая правда жизни без прикрас. Как, например, в «Матрице».

Впрочем, и таблетку «отрезвин», и сам сюжет похмельного пробуждения от сладкого виртуального сна лучше всех еще в 1970-м описал Станислав Лем в феерии «Футурологический конгресс».

В реальной жизни сюжет с технологиями, меняющими мир, оказался не столь разоблачительным, но столь же популярным. Прогрессивное человечество уже десяток лет дожидается умных очков, которые будут дополнять видимые объекты пояснениями, схемами и картами. Технология, призванная соединить реальный и виртуальный миры, так и называется — расширенная (или дополненная) реальность — Augmented Reality. В отличие от фантастов и классиков марксизма-ленинизма, нынешние технари вовсе не озабочены срыванием масок с реальности. Задача в том, чтобы ее дополнить.

Пока разработано лишь несколько экспериментальных прототипов «волшебных очков» — трудно создать удобный интерфейс, управляемый одними движениями глаз. Зато в конце июня был выпущен голландский мобильный браузер Layar, позволяющий, рассматривая предметы через камеру мобильного телефона, получать о них самые подробные сведения. Наводим камеру на дом — и девайс информирует нас о том, что же находится внутри: наличие мест, если это гостиница, меню и цены, если ресторан, стоимость дома, если он продается и т. п.

Еще одна разработка из этой серии — очки со встроенным детектором лжи от американской компании V-Entertainment. Перед глазами очкарика зажигаются зеленый, желтый или красный сигналы, обозначая соответственно «истинное», «возможное» или «ложное» утверждение собеседника. Детектор анализирует голос и эмоции человека и берется судить, насколько интересен предмет разговора собеседнику. В таких очках чувствуешь себя спецагентом на спецзадании.

Разочаровавшись в таблетке Морфеуса, общество потребления возлагает надежды на очки агента Смита — возможно, умные очки помогут сделать то, чего пока не смогли таблетки — распахнуть двери восприятия, радикально расширить доступную нам реальность. Недаром в конце жизни апологет ЛСД Тимоти Лири, возлюбив виртуальный мир, стал проповедовать, что компьютеры — это наркотики будущего. Друзья даже начали беспокоиться, как бы из-за его не­уемного нрава не запретили компьютеры, как в свое время запретили ЛСД.

Если учесть, что уже в ближайшие годы нам обещают полный фотореализм виртуальных объектов, то наложение цифровых образов и пространств на видимый мир действительно должно создать впечатляющий микс. Конечно, стирание грани между реальным и виртуальным пугает перспективой оказаться героем все той же «Матрицы» и потерять связь с реальностью. Но не стоит забывать, что видимая реальность, о которой мы столько тут гово­рили, генерируется нашей нейронной сетью. И ничего ведь, живем.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (108) 30 июля 2009
    Попса
    Содержание:
    Гул бытия

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Фигура
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама