Прогнозы

Москва, 30.07.2009
«Русский репортер» №29 (108)

Как сильно подорожает ОСАГО?

Минфин предложил увеличить максимальную сумму компенсации по ОСАГО за ущерб здоровью более чем в три раза — со 160 до 500 тыс. рублей — и со 160 до 200 тыс. за повреждение имущества. Как это отразится на тарифах ОСАГО?

Увеличение выплат по ОСАГО потребует и повышения тарифов, это очевидно. Чтобы не разориться, страховые компании сделают тарифы адекватными страховым выплатам.

В свое время было предложение увеличить максимальную сумму выплат до двух миллионов рублей. Тогда мы проводили расчеты, и по ним выходило, что тарифы должны увеличиться в 2,5–3,5 раза. Сейчас в проекте Минфина фигурирует цифра 500 тысяч. Конечно, это не два миллиона, и значит, тарифы не вырастут в три раза, но, конечно, и не на 20–30%, а больше.

Точной цифры сейчас никто не знает, потому что в самом проекте Минфина еще много спорных моментов. Там ведь речь идет не только об увеличении страховой суммы, а концептуально меняется механизм выплат по ущербу здоровью, например. Когда станет ясно, какая редакция закона пойдет в Госдуму, тогда и можно будет предметно говорить о новых тарифах.

«Перезагрузка» закончилась?

Вице-президент США Джо Байден заявил, что Россия из-за слабости экономики и демографического кризиса должна будет «пойти на уступки Западу по ключевым вопросам национальной безопасности». Что означает резкий критический тон его высказываний?

Не думаю, что в отношениях России и США что-то действительно меняется. Критическую оценку ситуации в стране дают и наши руководители. Другое дело, конечно, что слышать это со стороны неприятно.

Думаю, слова и тон Байдена — следствие того, что администрацию США не устроило отсутствие со стороны Кремля реакции на ту дружественную позицию, которую демонстрировал в Москве Обама. Его тон тогда был подчеркнуто уважительным, теперь же Байден говорит о России снисходительно. Но это не означает, что у Байдена своя политика, разница именно в тоне. Ведь «перезагрузка» — американская инициатива. Тон Байдена — сигнал не о ее сворачивании, а о том, что Россия должна решить, нужны ли ей более конструктивные отношения с США. Если да, то это хорошая основа для сотрудничества, если нет — США тоже задумаются, а так ли уж им нужно тащить Россию в сторону «перезагрузки».

Что спасет промышленность?

Под давлением правительства госбанки объявили о снижении ставок по кредитам. Сбербанк и ВТБ готовы кредитовать стратегические предприятия под 14–16% годовых. Достаточно ли этого, чтобы стимулировать выход промышленности из кризиса?

Чтобы производство получило стимул к развитию, ставки по кредитам должны опуститься до 10–15%. Так было до кризиса. Но сейчас не это главное. «Для галочки» ставку снизить можно в любой момент, но дело ведь не в цифре, а в недоверии банков к заемщикам. Если банки заставляют снижать ставку, но при этом у них нет доверия к заемщику, они все равно не будут кредитовать, что, собст­венно, сейчас и происходит. То есть у вас потребуют поручительства, бизнес-планы, к которым начнутся бесконечные придирки, — лишь бы не дать деньги под низкий процент.

Поэтому для предприятий, не вошедших в перечень стратегических, все эти заявления о снижении ставок носят чисто политический характер. Стратегическим же предприятиям банки будут вынуждены выдавать кредиты, невзирая ни на какие риски, поскольку на них будет оказываться довольно жесткое давление.

Фото: архивы пресс-служб; Александр Забрин/Эксперт

6,9% рост цен на продукты за полгода

Продукты в России дорожают намного быстрее, чем в Европе. Хуже, чем у нас, только в Венг­рии. Почему цены в Европе почти не растут, понятно. Во-первых, сезонный фактор: летом продукты всегда дешевеют. Во-вторых, снижение цен — это естественная реакция продавцов на падение спроса в условиях экономического кризиса.

В России вроде тоже лето и денег в карманах покупателей стало меньше, но аналогичного эффекта нет. Мы радуемся лишь небольшому уменьшению инфляции по сравнению с прошлым годом: ждем 10–11% по итогам года против прогнозировавшихся 13%.

Причины — неразвитость нашего рынка и некомфортные для бизнеса условия. Торговых площадей на душу населения в России в несколько раз меньше, чем в Европе. А при слабой конкуренции спрос ценам не указ. И конечно же, дороговизна кредита. Один известный ретейлер, который ведет дела в Чехии и России, сравнил условия для его бизнеса в этих двух странах. В Чехии он получил кредит на развитие под 4,8% годовых, в России — под 25%. Та же ситуация у производителей продуктов питания. Понятно, что все эти издержки закладываются в конечную цену продукции.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №29 (108) 30 июля 2009
    Попса
    Содержание:
    Гул бытия

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Фигура
    Путешествие
    Фотополигон
    Реклама