7 вопросов Андрею Попеко, физику

Интервью
Москва, 20.08.2009
«Русский репортер» №30-31 (109)
В конце июля в Объединенном институте ядерных исследований в Дубне запущен эксперимент по синтезу унунсептия, 117-го элемента таблицы Менделеева. Работа по его получению отчасти повторяет опыт создания Вселенной. О том, трудно ли быть богом, «РР» поговорил с Андреем Попеко, заместителем директора по науке в Лаборатории ядерных реакций им. Г. Н. Флерова

На какой стадии находятся работы по синтезированию 117-го элемента?

В настоящее время идет эксперимент. На стадии он не делится. Суть в том, что вы облучаете мишень из берклия ускоренными ионами кальция. При столкновении ионов с ядрами мишени есть шанс получить ядра сверхтяжелого 117-го элемента. Но вероятность их образования очень низкая. Примерно одно ядро в месяц. Сейчас мы начали облучать мишень. Ждем.

Насколько достоверны результаты эксперимента?

Прежде всего их надо получить. А потом говорить о достоверности. Но достоверность должна быть такой, чтобы она была признана мировым сообществом.

Какова последовательность официального признания нового элемента?

Вы проводите эксперимент. После этого вы публикуете результат. Потом начинается некая научная дискуссия. Если вы уверены в выводах, вы направляете свои статьи в Международный союз чистой и прикладной химии. Он рассматривает представленный вами материал и может принять решение, что ваш результат достоин внимания. Тогда публикуется заключение, что открытие совершилось. После этого надо подождать пять или шесть месяцев, не поступит ли каких-то возражений. Если возражений нет, авторам сообщается о том, что открытие признано. Тогда вам предоставляется право выбрать имя элемента. Я участвовал в создании 110-го, 111-го и 112-го элементов. Например, 112-й элемент открыли в 1996 году, а признали только в июне этого года. Процесс длился двенадцать лет.

Откуда взялось название «унунсептий»?

Вообще «унунсептий» придумали какие-то околонаучные чиновники. Это сокращения латинских цифр номера элемента, ничего более. Ученые этим словом не пользуются. Придумать название для нового элемента — это примерно то же самое, что придумать имя ребенку. Тут многое надо учесть. Если у вас есть богатая тетя, которая обещала вам наследство, разве вы не примете это в расчет? 112-й элемент предложено назвать именем Коперника. Но это пока только предложение. Окончательное решение принимает конгресс Международного союза чистой и прикладной химии. Кстати, вместе с именем нужно предложить и символ.

Что даст ученым синтез нового элемента?

Это фундаментальные исследования. От них никто не ждет сиюминутной пользы. Последствия бывают самые неожиданные. Никто ничего не ждал от физики элементарных частиц, но благодаря ей возник интернет. Только для того, чтобы физики в этой области могли обмениваться данными, был придуман соответствующий протокол. Оказалось, что это пригодно для всех.

Конечна ли таблица Менделеева?

То, чем мы сейчас занимаемся, это и есть попытка найти границу таблицы Менделеева. Какой элемент будет последним? И будет ли? Мы пытаемся понять природу электромагнитных сил, которые определяют свойства электронных оболочек. На самом деле, когда вы добираетесь до какого-то предела, хотя бы той же таблицы Менделеева, вы обнаруживаете, что совершенно ничего не знаете. Ну, например, все знают, что такое пространство и время. Кроме физиков.

В земных условиях 117-й элемент не существует. Можно ли представить себе мир, в котором он будет устойчив?

Безусловно. Вы наверняка знаете про нейтронные звезды. Так вот это и есть такой объект, в котором могут существовать частицы любой ядерной массы. Нейтронная звезда в некотором смысле и есть одно ядро. Никто не может исключить существования в ней ядра с массой в десятки тысяч единиц. И сколько хочешь единиц — 117 или миллион.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №30-31 (109) 20 августа 2009
    Вокруг идеологии
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Без рубрики
    Путешествие
    Среда обитания
    Реклама