Деньги за хлам

Актуально
Москва, 27.08.2009
«Русский репортер» №32 (111)
И месяца не проработала программа обмена старых машин на деньги в США. Американцы поменяли 475 тыс. машин и полностью исчерпали 2-миллиардный бюджет. В России подобную практику хотят ввести с 2010 года. Но, как выяснил «РР», не успев родиться, идея может стать жертвой войны лоббистов

Преимущества программ «деньги в обмен на драндулеты» очевидны: это и помощь автопрому, и избавление от неэкологичного хлама. Однако еще совсем недавно российский Минпромторг был ее противником. «Просто нет у нас такого понятия, как утилизация. Поэтому у нас каждая старая машина делала бы по сто оборотов, зарабатывая эти деньги, прежде чем, условно говоря, совесть или еще что-то там заело», — убеждал «РР» в мае министр промышленности Виктор Христенко.

В чем-то он был прав: даже в Германии около 50 тыс. старых автомобилей не было утилизировано и уехало на продажу в Африку и Восточную Европу. Но теперь наш Минпромторг вдруг решил рискнуть. «В этом году мы стимулировали продажи, компенсируя высокие процентные ставки по автокредитам. Потом ставки начали снижаться, и мы поняли, что эта мера себя исчерпала, — аргументировал в разговоре с “РР” изменение позиции правительства высокопоставленный министерский чиновник. — Тогда мы посмотрели на эффективность бонусной программы, действующей в Германии, — а там продажи выросли на миллион машин, — и решили сделать нечто подобное».

Суть программы

Наша «пилотная» программа будет рассчитана, скорее всего, на 200 тыс. машин. Сдать можно будет любой автомобиль старше 10 лет, который на ходу и минимум год был в собственности у последнего владельца: чтобы исключить подвоз ржавых кузовов с улицы. Взамен тот получит сертификат на 50 тыс. рублей, который сможет использовать при покупке новой машины российской сборки. С января 2010 года программа может быть запущена в регионах, где автомобилей больше всего — в Нижегородской и Самарской областях, в Москве и Питере.

Наши трудности…

Как заметил Виктор Христенко, в отличие от западных стран, по нашим законам автомобиль вообще не может быть отходом. Кроме того, в России не развита индустрия утилизации: если в Европе с ее автопарком в 60 млн машин работает около 200 шредеров — устройств, разрезающих авто на кусочки размером в 5–7 см, — то у нас на 30 млн машин шредеров всего 4–5. Поэтому большинство автомобилей в России, судя по всему, будут разбирать вручную, а затем слегка прессовать — этим займутся компании, которые сего­дня утилизируют брошенные машины. Металлические кузова хотят отдать на переработку металлургам.

Возникают сомнения и относительно реакции россиян на программу: люди, у которых есть 10-летние авто, как правило, не очень богаты и вряд ли в период кризиса смогут купить, даже со скидкой, 200 тыс. новых машин. Впрочем, наш собеседник в Минпромторге был полон оптимизма: «Без всяких программ и субсидий у нас утилизируется 40 тысяч брошенных машин в год, а на развитых рынках в утиль сдают 5–6%. Наш парк — это почти 30 миллионов машин. Так что 200 тысяч — цифра даже осторожная». 

…и перспективы

По прогнозам Минпромторга, в 2009 году будет продано в общей сложности 1,5–1,6 млн новых машин, в 2010-м — 2 млн. То есть новая программа обеспечит около половины прироста, и это совсем неплохо.

Главное, чтобы при обсуждении в правительстве программа не изменилась кардинально. А такое возможно. По сведениям «РР», обсуждение идет очень бурно, и какие-то из парамет­ров, уже озвученные в прессе, могут измениться. Источники «РР» в правительстве суть разногласий не раскрывали, но, скорее всего, борьба идет вокруг схемы расходования 50 тыс. рублей, выдаваемых взамен старой машины. Цели лоббистов понятны: одни хотят, чтобы программа распространилась и на импортные автомобили, другие — чтобы из списка были исключены иностранные машины российской сборки. Последний сценарий, откровенно протекционистский по отношению к АвтоВАЗу и ГАЗу, явно снизит эффект от программы.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (111) 27 августа 2009
    N32 (111) 27 августа
    Содержание:
    Как избежать катастроф

    Вообще-то мы ждали этого еще шесть лет назад. Даже термин придумали — «проблема-2003»: именно тогда износ основных фондов преодолел критическую черту, за которой — техногенные катастрофы. Но советский каркас промышленности хоть и пошел трещинами, но выдержал. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС возродила мрачные прогнозы о судьбе российской промышленности

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Прогнозы
    Путешествие
    Реклама