Загадка пятого поколения

Актуально
Москва, 27.08.2009
«Русский репортер» №32 (111)
Российский истребитель пятого поколения уже существует — военные пообещали поднять его в небо нынешней осенью. Хотя пока неизвестно даже, как он будет выглядеть. А главное, способен ли российский ВПК в своем сегодняшнем состоянии наладить производство такой современной техники

— C верхманевренность!

Высокая интеллектуализация! Малая заметность! Всеракурсный обстрел целей! — главком ВВС России Александр Зелин, приехав на аэрокосмический салон МАКС-2009, не уставал расхваливать самолет-загадку.

Оставалось только ему верить — проверить было нельзя: военная тайна. Три машины вроде бы уже созданы на заводе в Комсомольске-на-Амуре, но они предназначены лишь для наземных испытаний. Летный образец будет готов осенью, пообещал Зелин.

Желание увидеть наконец-то новый самолет легко понять: это наш технологический ответ американскому F-22 Raptor, единственному в мире серийно производящемуся самолету нового поколения, и подтверждение статуса ведущей авиастроительной державы. Но пока неизвестно даже, как он будет выглядеть. Информация настолько засекречена, что узнать облик нового российского истребителя эксперты и обыватели пытаются, рассматривая лацканы пиджаков представителей КБ

Сухого. На МАКСе на некоторых из них был замечен значок с ценной информацией — контуром нового самолета и аббревиатурой Т-50 (технологический номер проекта нового истребителя). Только никто толком не знает, правда это или очередная «утка».

Работать над созданием истребителя пятого поколения в СССР начали еще в середине 80-х годов, параллельно с американцами. Но 90-е лишили российскую оборонку госзаказа, а значит, и денег — разработки были свернуты. Только в 2002 году корпорации «Сухой» и «МиГ» смогли представить на конкурс Минобороны два прототипа подобных машин. Оба были созданы на базе еще советских наработок и подавались конструкторами как летающие лаборатории для отработки конструкторских решений и новых технологий. Выиграл «Сухой»: его Су-47 «Беркут» казался более новаторским из-за крыльев обратной стреловидности.

С того момента прошло семь лет. Осенью нам обещают первый полет нового истребителя, а в 2015 году — серийное производство. Американцам на доведение до ума самолета F-22 (от первого полета прототипа до начала серийного производства) потребовалось почти 11 лет. Но суть не в этом. А в том, способна ли Россия в столь сжатые сроки наладить производство действительного конкурента «Хищнику».

По этому поводу много спорят. Например, немецкий аналитический портал Defence Professional считает, что мы обладаем для этого всеми необходимыми знаниями и технологиями. Российские предприятия могут изготавливать профили самолета, обеспечивающие малозаметность; конкурентоспособными являются и российские технологии изготовления двигателей. На нашем новейшем истребителе Су-35 уже используются цифровая система управления полетом и современные технологии ведения и управления боем, серийно производится новый радар, работающий в Х-диапазоне (АФАР).

Правда, определенный скепсис вызывает то, что в России почти не производят современные композитные материалы — сверхпрочные пластики, керамику, — использование которых облегчает вес и увеличивает маневренность самолета, делает его менее заметным для радаров противника. Впрочем, именно такие материалы обеспечивают прочность крыльев обратной стреловидности у «Беркута» — по законам аэродинамики они попросту должны сворачиваться в трубочку от нагрузки, а Су-47 летает, значит, в России композиты есть. Подтверждение тому и другой, пассажирский самолет — Sukhoi Superjet, в конструкции которого композитных материалов 20%.

Проблемы у нового российского истребителя только с двигателем. Подобных тому, что стоит на F-22, в России еще не разработали. Есть только его прообраз, который проходит летные испытания в истребителе Су-35. Но разработчики обещают, что к 2015 году новый мотор обязательно будет.

В КБ Сухого отставание от американцев в разработке самолета пятого поколения не драматизируют. В свое время фирма «опоз­дала» с Су-27, конкурент которого F-15 вовсю использовался в армиях США и НАТО. Зато, как говорит конструктор нашей машины Михаил Симонов, «нам было с чем сравнивать свою работу, чтобы не повторять уже совершенных конкурентами ошибок». В результате Су-27 получился лучше.

С Т-50, похоже, повторяется та же история. Войны с Америкой, слава богу, не предвидится, так что можно не торопиться и вдумчиво создавать совершенный продукт.

Тем более что США, кажется, признали, что с разработкой F-22 они поспешили. В региональных войнах с развивающимися странами, которые ведет сегодня Америка, он бесполезен. «Нам не нужны доктрины и оружие, которые больше подходят для войны с Советским Союзом на территории Европы, чем для войны с боевиками в горах Афганистана», — заявил недавно президент Барак Обама. Лоббисты американского ВПК явно загрустили. Администрация США намерена вычеркнуть из военного бюджета будущего года $2 млрд на новую партию F-22 — технологический задел создан, но самолет слишком дорог в производстве ($137 млн за штуку).

Видимо, и у нас по той же причине Т-50 в итоге не станет массовым истребителем в российских ВВС, но останется платформой для отработки технологических решений. А вооружать авиацию будут другими самолетами. На том же МАКСе был заключен рекордный контракт КБ Сухого с Мин­обороны: в течение 6 лет корпорация поставит Российской армии 64 истребителя — новейшие Су-35C, а также Су-27СМ и Су-30М2.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №32 (111) 27 августа 2009
    N32 (111) 27 августа
    Содержание:
    Как избежать катастроф

    Вообще-то мы ждали этого еще шесть лет назад. Даже термин придумали — «проблема-2003»: именно тогда износ основных фондов преодолел критическую черту, за которой — техногенные катастрофы. Но советский каркас промышленности хоть и пошел трещинами, но выдержал. Авария на Саяно-Шушенской ГЭС возродила мрачные прогнозы о судьбе российской промышленности

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Прогнозы
    Путешествие
    Реклама