Жигули и домино

Виктор Дятликович
24 сентября 2009, 00:00

На АвтоВАЗе вышел приказ об увольнении 4997 человек. В эти же дни одной из самых обсуждаемых тем блогосферы стало сообщение «АвтоВАЗ: глазами простого рабочего» в блоге проекта «РР» «Своими глазами»

«Увольняют пенсионеров, ИТР. Видел сегодня стихийные собрания. Седые и лысые головы. Серые халаты. Волнуются, переживают. Молодежь — рабочие — цинична: “Давно старичью валить надо с завода”» — так автор поста описал корреспонденту «РР» последние события на заводе. Он подписывается «Наздар». Говорит, что сохранение анонимности — страховка от увольнения. Мы не утверждаем, что все, что написано ниже, абсолютная правда. Но одновременно публикуем еще одно свидетельство, которое многое подтверждает: впечатлениями от АвтоВАЗа с «РР» и блогерами поделилась переводчица, которая три недели помогала японцам устанавливать на заводе новое оборудование.

Глазами рабочего

Наздар: «С чего начать? Как ни странно, но первое, что приходит в голову, — это домино. Играют при любом удобном случае. В том числе и в рабочее время, прячась от начальства. Играет весь завод. Это поразительно, но правила игры со всеми специфическими терминами — «генерал», «мордовский» — одинаковы по всему огромному заводу.

Несколько лет назад были введены бригадные собрания по качеству. По вторникам. В рабочее время. На этих собраниях качество не обсуждается. Говорят про дисциплину, про культуру производства (мусор). Рабочие вообще молчат.

Воруют на заводе страшно. И воровство даже не скрывают особо. При мне один известный на весь цех вор обсуждал по сотовому свои дела: кто почем возьмет то, что он вывезет. Вывезет! То, что рабочие, пряча под одеждой, тащат на себе через проходную, — это наверняка меньшая часть украденного.

Бузотеры из профсоюза «Единство». К ним отношение рабочих неоднозначное. Иногда посмеиваются, как над сектантами. А если прижмет начальство, тут же вопрошают: а почему «Единство» молчит???

Второй вазовский профсоюз — АСМ — соглашательский. Когда я стал пробивать, чтобы они исправляли недостатки на работе, меня успокаивали: «Разберемся». А в очередной раз сказали: «Чего ты хочешь??? Ну хочешь, мы тебя на учебу пошлем?» Я отказался. Профсоюзная учеба АСМ (я слышал) — это немного теории и много алкоголя.

Поработав несколько лет на конвейере, рабочие становятся виртуозами. И, нарушая техпроцесс, начинают выполнять одновременно две операции. При совмещении скачешь, как сайгак. Зато потом — «награда»: балдеешь (доминошками хлопаешь), а уже другой скачет.

В медсанчасти торгуют больничными листами. Ко мне за один месяц три раза подошли (!) рабочие — предлагали купить больничный. Посредники.

Первая и вторая смена — земля и небо. В первую смену, когда на заводе все начальство, народ более-менее поддерживает дисциплину. Во вторую, после ужина — свобода. Все пьянки в это время. (Ну, это — дела минувшие. В этом году только первая смена работает.)

Этот год особенный. Еще ни одного не наказали за дефекты. Зарплата упала. Еще и наказывать? Люди взорвутся.

И как итог: вы только не подумайте, что АвтоВАЗ — это кошмарное место. Завод — самое стабильное место работы для простого человека, без блата. Где можно честно заработать трудовую копейку».

Глазами японцев

Ksenia_in_Japan: «Мои японцы, собирающие станок, работают целый день: с 8.00 до 18.20 с перерывами только на обед и чай. И так шесть дней в неделю.

Их станок стоит на перекрестке двух проходов (линий), поэтому тут целый день ходят рабочие, и практически все так или иначе отмечают японскую неутомимость в работе. Реакция разная — от искреннего восхищения до насмешливого «И не надоест им так работать… Наши бы уже давно пошли покурить». Правда, смешки как-то стихают, когда наш начальник цеха, очень светлый человек, на это отвечает: «Вот поэтому мы так и живем».

Крадут там все, что плохо лежит. Даже, скорее, не крадут (в смысле для дома), а просто уносят к себе в цех… Сам начальник приходит на станок в конце рабочего дня и прямо говорит японцам: «Ничего не оставляйте здесь — ни молотков, ни отверток, ни болтов, ни лампочек — все унесут». Даже переводить это японцам стыдно.

Мне однажды дали стул и предуп­редили, что в конце дня его надо… спрятать. Если я хочу еще когда-нибудь потом им воспользоваться.

Один рабочий, Сергей, несколько раз приносил японцам кофе и пирожки из буфета: «Самураи, хорош работать, идите кофею выпейте».

И очень трогательным было, когда в последний день японец подарил этому рабочему два новеньких белых рабочих комбинезона. На эти комбинезоны вазовцы облизывались все три недели, поскольку в них, оказывается, было бы очень удобно охотиться на зайцев.

А стул все-таки украли…»