Приключения марихуаны

8 октября 2009, 00:00

Слова Дмитрия Медведева творят чудеса на местах. В Санкт-Петербургском государственном морском техническом университете уже научились за 5 минут определять, какие наркотики попали в организм за последние 10 лет, и отличать джамбульскую марихуану от киевской. Наркологи в шоке

На столе — ноутбук и металлическая коробка размером с бутербродницу. Это и есть «вегето-резо­нансный» чудо-аппарат. На стене — залитый солнцем райский остров среди изумрудных волн. Такие фотообои были популярны в звездные годы Чумака и Кашпировского. Специалист Вадим Пузенко выглядывает из-за пальмы и просит убрать сережки и монеты: они «несут энергоинформационную нагрузку», прибор может «увидеть» в организме что-нибудь не то.

Студент берет в левую руку трубку-электрод, правую протягивает под похожий на фломастер щуп. Раздается комариный писк, мигают зеленые лампочки — через пять минут мы узнаем, есть ли в юном организме опиум, морфий, героин, гашиш, ганжа или каннабис. Скрыть контакты с травкой за последние 10 лет студенту не удастся.

— Точнее всего мы увидим три ближайших года, — скромно добавляет Вадим Пузенко.

Он — продвинутый сотрудник частного охранного предприятия «Патриот». Чтобы найти общий язык с «бутербродницей», Вадим 150 часов обучался в Москве («в закрытой воинской части, в школе при Министерстве обороны»).

Инициатор создания лаборатории — предприимчивый обладатель чудо-прибора директор ЧОП «Патриот» Александр Суслин.

— Задача ЧОП — противостоять аддитивному поведению студентов, — расширяет он мои горизонты. — Чтобы бороться с наркопотреблением, мы создали центр «Гуманитарные технологии без­опасности». Купили этот прибор, обучили двух специалистов.

Тест продолжается, Пузенко страстно смотрит в экран ноутбука.

— Лекарства какие-нибудь принимали в последнее время? — спрашивает осторожно.

— Лечил простуду… — испуганно отвечает студент.

— Точно, — подхватывает специалист. — У вас тут вещество, которое содержится в жаропонижающих лекарствах. А еще джамбульская марихуана.

Студент краснеет, но беспокоиться ему на самом деле не о чем. Нам объяснили: прибор ну очень чувст­вительный! Распознает наркотик, даже если ты случайно вдохнул «чужой» дым где-то в общежитии. Так что устройство демонстрирует эффективность, а репутация студента при этом не страдает.

— Именно джамбульскую марихуану нашли, не какую-нибудь?

— Разумеется, — терпеливо втолковывает Вадим. — В прибор заложены электромагнитные копии веществ. Пятьдесят тысяч видов: по месту изготовления, степени очистки. Посредством щупа прибор подает организму сигналы. Тот отвечает — и мы видим резонанс. Хотя… — Вадим переходит на заговорщицкий полушепот, — есть люди, которые и так все видят, без приборов. Ну да, экстрасенсы.

Смех кончается, когда разговор заходит о финансировании. На реализацию «гуманитарных технологий безопасности» СПбГМТУ выделяет миллион бюджетных рублей в год — на эти деньги и живет чудо-лаборатория. Уже протестировано 150 студентов, и это лишь начало. 

В администрации университета гордятся уникальным опытом: подобный аппарат в городе пока один. И всерьез обижаются на зло­вредных людей, что чинят препоны передовым технологиям.

— Не понимаю, какие могут быть сомнения, — всплескивает руками председатель совета СПбГМТУ по профилактике правонарушений и наркозависимости Андрей Квасников. — Это все невежество людей, далеких от науки! Насколько важно наркотестирование для Морского технического университета, говорить не приходится. Именно наши выпускники работают с оружием Военно-морского флота, создают и эксплуатируют военную технику, ядерные силовые установки.

Настоящие врачи-наркологи уже знают о вегето-резонансной самодеятельности Корабелки. Одни в шоке, другие относятся к происходящему философски.

— Этот аппарат испытывали на наших пациентах, я свидетель, — замглавврача петербургской городской наркологической больницы Виктор Григорьев разговаривает со мной, с трудом сдерживая приступы смеха. — Рассказываю. Проверяют гости девушку, делают вывод: принимала героин. Она подтверждает: да, так и есть, принимала. Правда, у нас почти все пациенты героиновые, ошибиться почти невозможно. Что же касается этих «патриотов», то ребята показались мне энтузиастами. Что бы ни было внутри чудо-коробки, да пусть хоть транзистор, такой тест — неплохое профилактическое запугивание. Так что аппарат этот — не вредный. А про адекватность диагностики… я лучше промолчу.

Поддавшись гипнотическому миганию зеленых лампочек, я тоже прошла тест. После известных махинаций с электродом и щупом в моей крови обнаружилось… три вида сильнодействующих наркотиков. Мой возмущенный взгляд не смутил Вадима Пузенко. Он терпеливо объяснил:

— Может быть, вы обнимались с кем-то, кто употребляет.