БезOPELяционное решение

12 ноября 2009, 00:00

General Motors отказался продавать Opel консорциуму Magna и Сбербанка. Это вызвало гнев в Германии, радость в Великобритании и Польше. Сделка, столкнувшая европейские правительства в битве за рабочие места, началась из-за мирового экономического кризиса и сорвалась из-за ожиданий его окончания

Продажа Opel должна была стать главной автомобильной сделкой года. Но когда GM получил октябрьские данные о продажах, которые выросли впервые после 20 месяцев непрерывного падения, этого хватило, чтобы рискнуть оставить за собой свой главный актив в Европе, который в этом году празднует 80-летие в составе GM. В Берлине это вызвало настоящий шок. Германия еще летом поняла, что спасать Opel и 25 тысяч его немецких работников ей предстоит самой. На роль спасителя немецкое правительство определило консорциум Magna — Сбербанк. Канадско-австрийский производитель комплектующих, в отличие от GM, стойко выдерживает удары кризиса, а за Сбербанком стоит российское правительство.

Дмитрий Медведев лично ездил в Германию лоббировать сделку. Берлин согласился, получив гарантии для своих рабочих. Ангела Меркель, по замечанию немецких журналистов, на радостях сделала то, чего не делает никогда — не постеснялась подчеркнуть свой личный вклад в успех дела. И все это в один миг рассыпалось после шестичасового совещания в Дет­ройте. Берлин вместо нового собственника с гарантиями получил старого, ничего еще не обещавшего, обанкротившегося и не имеющего права тратить за рубежом деньги, выделенные правительством США на помощь американским предприятиям.

Буря негодования, поднявшаяся в Германии, столь мощна, что обвинения в адрес американцев перешли в морально-этическую плоскость. Немецкие политики и эксперты даже изобрели хлесткое словечко «турбокапитализм». Политолог Александр Рар считает, что GM повел себя «аморально», министр экономики Германии Райнер Брюдерле заявил, что поведение американской корпорации «неприемлемо как в отношении Германии, так и в отношении рабочих заводов», а глава производственного совета Opel Клаус Франц заверил, что «по пути обратно в General Motors мы не пойдем».

Зато рады британцы и поляки. У них тоже есть заводы, которые должны были отойти Magna и Сбербанку. Вице-премьер и министр экономики в польском правительстве Вальдемар Павляк за­явил: «Перспективы для завода GM в Гливице значительно улучшились, потому что у американцев, несомненно, очень прагматичный подход». Похожая ситуация и в Великобритании, судя по реакции лидера профсоюза Unite Тони Вудли: «Это фантастические новости для Британии, и правильно, что GM не разрушает свою семью… Это лучшее решение для Британии и наших заводов. Я очень счастлив, что GM наконец-то сделал правильный выбор для себя и для нас».

В Испании и Бельгии, где на крупных заводах Opel в Сарагосе и Антверпене тоже трудятся тысячи рабочих, пока царит растерянность. Глава испанского Минпрома заявил, что согласится только на условия как минимум не худшие, чем предлагали Magna и Сбербанк. А представитель бельгийского профсоюза Руди Кеннес признался, что в Антверпене до сих пор еще не видели никакого плана реструктуризации, обеспечивающего Opel в долгосрочной перспективе.

Спокойнее всех отреагировал на новости из Детройта глава Magna Фрэнк Стронах: «Жизнь продолжается… И ты принимаешь ее такой, как она есть». Пока европейские правительства на фоне достигшей уже 9,7% в ЕС безработицы судорожно бьются за сохранение в своих странах рабочих мест, канадский концерн из своей штаб-квартиры в городе Аврора смотрит в будущее «в поисках новых возможностей». А российский вице-премьер Александр Жуков напоминает, что в России и без Opel проблем хватает: «Нас в первую очередь должна волновать судьба отечественных предприятий». Надежды американцев на то, что кризис позади, не убеждают пока никого, кроме них самих.

В том, что логика действий транснациональной корпорации противоречит этическим нормам, социальным или правительственным интересам, большого сюрприза нет. Однако скандал беспрецедентен по масштабам и говорит о качественно новом явлении глобального капитализма: никогда раньше ни одной корпорации не удавалось противопоставить свой интерес такому количеству государств, профсоюзов, партий и политиков. При этом с юридической точки зрения американской компании будет трудно предъявить какие-то претензии. Да и правительства оказываются довольно беспомощными в деле защиты интересов своих граждан. Скандал вокруг продажи Opel показал, насколько несовершенен международный порядок, оберегающий интересы транснациональных корпораций в ущерб интересам национальным, ре­гиональным или социальным. Но сделка сорвана. Проблема Opel так и не решена и наверняка еще напомнит о себе. Возможно, еще громче, чем теперь.

Фото: AP