7 вопросов Сергею Канаеву, главе московского отделения Федерации автомобилистов России

Ирина Федотова
19 ноября 2009, 00:00

Госдума в два раза увеличила базовую ставку транспортного налога. Но автомобилисты выступили резко против этого решения и, похоже, их протест услышан. На момент подписания номера председатель Совета Федерации Сергей Миронов заявил, что предложит верхней палате парламента отклонить законопроект. А глава московского отделения Федерации автомобилистов России Сергей Канаев объяснил «РР», почему транспортный налог вообще нужно отменить

1. Как вы оцениваете последствия принятия закона? Например, его сторонники говорят, что повышение налога окажется чувствительным только для владельцев дорогих машин.

Тот, кто так говорит, лжет. Старая машина, но с мощным двигателем может обойтись в 100 тысяч рублей в год, в то время как за дорогую импортную малолитражку заплатят столько же, сколько за «жигули». Но главное, что налог увеличится для всех в два раза, это — однозначно, независимо от того, на каком автомобиле вы ездите. Да, в законе заложено, что региональные власти теперь могут уменьшить базовую ставку налога не в пять раз, как раньше, а в десять. Но все же понимают, что они вряд ли будут это делать.

2. Это как раз понятно: в кризис любому бюджету нужны дополнительные доходы.

Собираемость транспортного налога никогда не превышала 60%. Повышение ставок эту цифру только уменьшит, и неизвестно, так ли сильно выиграет бюджет.

3. Но ставка налога не менялась с 2003 года. Наверное, когда-то это все равно должно было произойти?

Мы вообще считаем, что этот налог в нынешнем виде не нужен. Весь мир уже ушел от методики его расчета «по лошадиным силам». Везде налог на развитие дорожной сети заложен в цену топлива. То же самое надо сделать и в России. Чтобы бюджет получал столько денег, сколько сейчас собирается от транспортного налога, достаточно поднять цену бензина на 50 коп. Второй вариант — ввести технологический налог на соответствие стандартам «Евро».

4. Теперь местные власти смогут увеличивать налог, исходя и из возраста автомобиля. Это правильно?

В США около 900 автомобилей на тысячу жителей, в Европе — порядка 700. И там это имеет смысл: для обновления автопарка. А у нас примерно 200 машин на тысячу человек. Можно, конечно, в очередной раз ободрать народ под предлогом обновления автопарка, но народ-то у нас нищий. И на старых автомобилях ездят как раз небогатые люди.

5. Тем не менее закон принят. Есть ли возможность добиться, чтобы он не вступил в силу?

Конечно. На следующей неделе мы собираемся подать иск в Верховный суд (и параллельно отправить запрос в Конституционный суд) на действия правительства. Мы считаем, что транспортный налог противоречит Конституции, согласно которой любой налог должен иметь экономическое обоснование. И если это — налог на имущество, то он должен исчисляться, исходя из стоимости автомобиля, а не из мощности двигателя в лошадиных силах. Кроме того, мы обращаем внимание на то, что у нас в стоимости топлива уже заложено около 60% акцизов. Это — тоже налог на автовладельцев, то есть получается двойное налогообложение. Это несправедливо и опять же противоречит Конституции.

6. Можно рассчитывать, что закон не утвердит Совет Федерации или президент?

Такая вероятность есть. Но президенту для принятия такого политического решения нужна какая-то опора, общественный резонанс. Мы уже направили обращение президенту, под ним подписались более 80 тысяч человек. Это 2006 листов с комментариями, из которых мы убрали только нецензурные выражения. 3 ноября мы их отдали в администрацию и до 3 декабря ждем ответа.

7.  А что будет после 3 декабря?

Это мы обсудим очень скоро — на съезде нашей федерации. На акции протеста народ поднять нетрудно. Нам говорят: проводите акции законно, получайте разрешения. Я не призываю к несанкционированным мероприятиям, но если на наши обращения не последует никакой реакции руководства страны, то уверен, что акции продолжатся в любом случае: мы их организуем или кто-то другой, будут на них выданы разрешения или нет.