Красноярск

Путешествие
Москва, 03.12.2009
«Русский репортер» №46 (125)
В этом городе Чехов соседствует с полуобнаженными девами, а юрта — с красным знаменем

— Кто главный конкурент Красноярска? — спрашиваю я местную жительницу Настю. — Вот у Москвы, понятно, Питер. А у вас — Новосибирск?

— Да нет между нами никакой вражды, — отмахивается она. — Какой Новосибирск нам конкурент? Разве у них там есть какая-нибудь история?

В этом — весь Красноярск. Мы идем по одной из трех главных улиц города, проспекту Мира. По сторонам купеческие усадьбы конца XIX — начала XX века. Правда, они обильно перемешаны со сталинским псевдоклассицизмом.

— На самом деле у нас тоже нет истории, — восстанавливает справедливость Настя. — Очень много было разрушено. За историей тебе в Иркутск надо ехать.

На главной улице доминируют теплые цвета — ярко-желтый, розовый, на худой конец зеленый и темно-красный. На проспекте Мира всегда звучит радио из ко­лонок. Сальваторе Адамо надры­вается: «О, томбо ля неже». И действительно идет снег. В Доме офицеров преподают стрип-плас­тику, а на Доме кино висит плакат «На проспекте Мира курить запрещено». У перекрестка стоит деревянный барак с табличкой «Солярий».

Здание бывшей женской гимназии бордового кирпича, где ныне располагается Педагогический институт, напоминает сразу и Исторический музей в Москве, и синагогу в мавританском стиле. Это здание — символ эклектичности города. Здесь на набережной рядышком стоят псевдоготический Речной вокзал и построенный в виде древнеегипетского храма Краеведческий музей. Чуть дальше — юрта и здание Куль­турно-исторического центра в виде развевающегося красного знамени, шедевр архитектуры конца 80-х.

В городе много статуй, посвященных сразу всем рекам края. Здесь и Кача, и Хатанга, на берегах которой теперь прописан бизнесмен Михаил Прохоров, и Базаиха, и Бирюса. Каждую олицетворяет полураздетая дева. Есть и менее абстрактные памятники, например местному гению, художнику-авангардисту Андрею Поздееву. Считается, что нос статуи нужно потереть на счастье. Местные жители рассказывают, что вдова художника однажды увидела, как какая-то девушка терла скульп­туре нос, и долго гонялась за ней с зонтиком — мол, нечего моего мужа за нос хватать.

От местных скульпторов пострадала как минимум еще одна жена гения. На углу проспекта Мира и улицы Кирова стоит памятник Пушкину и Наталье Гончаровой. Поэт стоит в мечтательной позе, его жена с поджатыми губками сидит на лавочке. А перед супругами — запечатленный в камне фрагмент стихотворения «Я помню чудное мгновенье», адресованного вовсе не Наталье Николаевне, а Анне Петровне Керн.

На берегу Енисея стоит Антон Павлович Чехов, который, объезжая сибирские города, про каждый успел что-то сказать. Про Красноярск он сказал нечто двусмысленное, но это не помешало благодарным горожанам поместить цитату на памятник: «Какая полная, умная и смелая жизнь осветит со временем эти берега».

Наступило ли это время, непонятно. Но изображенный на десятирублевой купюре Коммунальный мост, соединяющий левый и правый берега Енисея, а также Западную и Восточную Сибирь (граница как раз проходит по реке), выглядит внушительно. Другой символ с купюры — часовня Параскевы Пятницы, расположенная на Караульной горе, видна практически из всех частей города. На Караульной горе раньше стояло одно из городских укреплений, четырехугольные башни которого повлияли на местную архитектуру: сейчас их копии можно встретить повсюду, и заезжему туристу они напоминают лондонский Биг-Бен.

Как добраться

Из Москвы в Красноярск летает девять рейсов в день, полет занимает 4,5 часа. Ежедневно по этому же маршруту отправляется шесть-семь поездов, которые идут примерно двое с половиной суток.

Где остановиться

В самом центре, недалеко от здания краевой администрации, находится гостиница «Красноярск». Отсюда меньше десяти минут пешком до стрелки Енисея и Качи и рукой подать до Коммунального моста. Гостиница «Сибирь», правда, поудобнее, но она в десяти минутах езды от центра.

Где поесть

Разброс цен в Красноярске большой: в отличном сербском ресторане «Балкан-гриль» средний чек — 1500 рублей, а в столовой в здании Куль­турно-исторического центра можно просто, но сытно поесть на 150 рублей. Отдельно стоит упомянуть юрту на берегу Енисея рядом с КИЦем: там богатый выбор чаев с местными травами.

Новости партнеров

«Русский репортер»
№46 (125) 3 декабря 2009
Террор
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Путешествие
Реклама