Проверка на гибкость

Актуально
Москва, 03.12.2009
«Русский репортер» №46 (125)
Президенты трех стран подписали соглашение о создании с 1 января 2010 года Таможенного союза и введении единого таможенного тарифа. Но это решение пока декларативно. Между сторонами существуют принципиальные разногласия по таможенным тарифам и вопросам дележа денег

ВБеларуси большинство семей не только имеют автомобили, но и достаточно регулярно их меняют. Эта, казалось бы, невинная привычка может стать одним из могильщиков только что родившегося Таможенного союза. Ведь белорусские автомобилисты предпочитают отнюдь не «Лады». А импортные пошлины на подержанные иномарки в Беларуси в разы меньше, чем в России (см. таблицу), и менять их там не спешат. «У Лукашенко через год выборы, он не хочет рисковать и постарается продлить действие существующих пошлин как можно дольше», — уверен ректор Moscow Business School Павел Данейко.

Таких проблемных позиций еще около четырехсот. А ведь по плану союзный таможенный контроль должен заработать на белорусской границе уже с июля 2010 года, а годом позже — на восточной границе Казахстана. Улаживать противоречия с тарифами будет наднациональный орган — Таможенная комиссия союза.

Но беда в том, что тарифы — не единственная проблема. Нет договоренности, как делить таможенные деньги. «Механизм распределения платежей находится в острой фазе обсуждения», — признал недавно директор департамента Минэкономразвития России Алексей Лихачев. Россия претендует более чем на 90% взимаемых пошлин и обосновывает это пропорциями потребительских рынков трех стран. Беларусь и Казахстан такому дележу предсказуемо сопротивляются.

Кроме того, Россия не включает в понятие единого таможенного пространства торговлю нефтью и газом. А ведь российская нефть при пересечении белорусской границы уже третий год облагается экспортной пошлиной (в декабре она составит $96,48 за тонну). «Если создавать полноценный таможенный союз, то этой пошлины не должно быть», — отмечает руководитель белорусского Научно-исследовательского центра имени Мизеса Ярослав Романчук. И для Лукашенко это сильный аргумент. Он может использовать его, в частности, для того, чтобы на неопределенное время отложить повышение автомобильных пошлин. И вообще вести себя так, как будто этого договора не было.

«Таких замечательных бумажек, как этот договор, было подписано довольно много, так что велика вероятность, что это будет еще одна», — демонстрирует свой скепсис Ярослав Романчук и напоминает, что в марте 2007 года, например, были подписаны бе­лорусско-российские документы о снятии торговых ограничений. Но де-факто ведутся торговые войны с применением квот, негласных запретов на торговлю некоторыми товарами и прочее. Достаточно вспомнить последнюю «молочную войну».

Появление единых правил игры на границе, по мнению руководителя группы анализа стран СНГ института «Центр развития» Оксаны Осиповой, должно свести на нет эту практику, создать условия для более свободного перемещения товаров внутри Таможенного союза и для вступления в него новых партнеров по СНГ.

Но все зависит от того, будут ли устранены противоречия. Как это может произойти, прозрачно намекнул Александр Лукашенко во время подписания соглашений. По его мнению, «некоторые наши партнеры» должны на деле доказать «приверженность к компромиссам и гибкости». То есть Лукашенко требует от России уступок.

Создавая Таможенный союз, Россия пытается подтвердить свою роль регионального лидера. Серьезным конкурентом тут является Европейский союз, который активно ведет с Беларусью переговоры о создании зоны свободной торговли. Летом в одном из интервью Лукашенко на вопрос о том, что для него приоритетнее, таможенный союз с Россией или зона свободной торговли с ЕС, сверхпрагматично заявил: «Для нас приоритет в том, что раньше мы можем реализовать». То есть на раздумья у России времени не слишком много.

Импорт подешевеет

Новости партнеров

«Русский репортер»
№46 (125) 3 декабря 2009
Террор
Содержание:
Фотография
От редактора
Вехи
Путешествие
Реклама