Компьютер вместо иголки

Тренды
Москва, 10.12.2009
«Русский репортер» №47 (126)
Уроки труда в российских школах - жанр умирающий. Считается, что для жизненного успеха не обязательно учиться вышивать или строгать. С одной стороны, эти уроки довольно затратны: машины, станки и прочее. С другой - связаны с овладением наименее престижными специальностями. Возникает соблазн заменить "технологию" (так официально называется этот предмет) чем-нибудь более прогрессивным типа информатики. Собственно, это уже и сделано в большинстве школ

То, чем вы заставляете заниматься мою дочь… это отвратительно! Это мерзко! Это аморально! — кричит чья-то мама на классную руководительницу шестого «А».

Я опоздал на родительское собрание и не сразу понял, о чем речь. В голове тут же нарисовалось что-то пугающее. Может, уроки сексуального воспитания ввели? Или еще что похуже?

Чья-то мама продолжает наседать:

— Зачем нужен этот дурацкий труд?! Зачем моей дочери учиться шить?! Почему она должна вышивать?!

Классная руководительница (по совместительству преподаватель физики и географии) пытается держать удар:

— Понимаете, есть базисный учебный план… Есть программа, в которую входят уроки по предмету «технология», они предусматривают…

Договорить она не успевает. В атаку идет вторая чья-то мама:

— Эти уроки детям не нравятся. Их нужно отменить!

— Но ведь, если так рассуждать, то нужно и математику убрать. И английский язык тоже многие не любят, — классная руководительница пробует обратиться к формальной логике. Напрасно.

— Зачем им швейные машинки суют допотопные?! Есть же нормальные, с электроникой!

Учительница снова пытается перехватить инициативу:

— Хорошо. Отлично. Давайте родительский комитет соберет деньги, и мы закупим современные швейные машины. А мальчикам — станки.

Мне вспомнилась история, рассказанная директором одной московской школы. Это очень продвинутое заведение, откуда народ косяками поступает в МГУ и Физтех. Там решили вернуть уроки труда. Сначала думали закупить оборудование, а потом нашли его на ближайшей помойке, причем некоторые станки были еще в заводской упаковке. Дело в том, что в соседней школе решили от уроков труда отказаться, а оборудование за ненадобностью выкинули… Из задумчивости меня вывел громкий крик:

— Это почему же мы должны платить свои деньги?! Эти уроки никому не нужны. Когда вы перестанете издеваться над нашими детьми-и-и! — чьи-то мамы плавно переходят из слышимой области частот в ультразвуковую.

Классная руководительница не выдерживает и убегает в подсобку: то ли плакать, то ли пить валидол, то ли вешаться. На ее место заступает завуч, кандидат то ли психологических, то ли педагогических наук:

— Уроки труда в школе — это важная часть образовательного процесса. К концу девятнадцатого века они были включены в учебные планы Франции, Великобритании, Италии и других стран. Сегодня в западных школах ручному труду уделяется более…

Ей тоже не дают договорить:

— Моя дочь будет адвокатом! Моя дочь будет топ-моделью! Она не будет швеей-мотори-и-исткой!

— Ручной труд обеспечивает не только профессиональную ориентацию. Развитие мелкой моторики способствует активизации тех зон коры головного мозга, которые отвечают за речь и другие когнитивные функции…

— Почему мою дочь заставляют вышивать каких-то идиотских лошадей?! Мы в двадцать первом веке живем. Нужно учить детей компьютеру — в других школах так и делают. Это только у нас ерунда какая-то!

Завуч сохраняет академическое спокойствие:

— Информационная грамотность, безусловно, важный навык для современного человека. Однако дети и так проводят много времени за компьютером — играя или в интернете. Они все реже вступают в активное взаимодействие с предметами реального, а не виртуального мира. Ощущение того, что ты сделал что-то своими руками, — это важная часть нравственного…

В диспут вклинивается еще одна мама:

— Моя дочь… Владимир Владимирович Путин недавно сказал, что уроки труда нужно вывести из школьной программы!

Премьер-министр действительно сказал что-то в этом роде. Правда, судя по всему, речь шла о переносе «разгрузочных предметов» на вторую половину дня. Тоже, конечно, не самая глубокая мысль, но Путин же не Песталоцци.

Ссылку на Владимира Владимировича интеллектуальная завуч парировать не смогла. И тут ей на помощь пришел чей-то папа, до этого тихо сидевший в дальнем углу класса.

— Если ваши девочки не будут уметь шить, наши мальчики на них не женятся. Точка.

Но это была только запятая. Точку поставил мой одиннадцатилетний сын, когда я вернулся с родительского собрания:

— Слушай, купи мне паяльник и дрель. Я хочу модифицировать свою кровать. А то компьютер подключать неудобно.

Фото: архив «рр»

 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №47 (126) 10 декабря 2009
    Демократия
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама