Вождь синекожих

Культура
Москва, 17.12.2009
«Русский репортер» №48 (127)
17 декабря в прокат выходит самый громкий фильм года — «Аватар» Джеймса Кэмерона, путешествие на разумную планету Пандора, в мир трехметровых синих хвостатых гуманоидов На’ви. Для Кэмерона сюжет — о вторжении алчного человека в чужой мир, живущий по своим собственным законам, — важнее 3D-красот. Он не впервые пытается предупредить человечество об опасности. Оба «Терминатора» кричали людям: «Остановитесь!» Но человечество привычно отвечает: «У-у, Джеймс, какое прекрасное кино!» — и останавливаться не собирается

Как-то на съемках «Властелина колец» актриса Лив Тайлер, игравшая принцессу эльфов Арвен, забыла полагавшиеся ей по гриму накладные эльфийские уши на приборной панели в машине. Когда она, спохватившись, за ними вернулась, уши уже расплавились под солнцем.

Человечество всегда хотело творить себя само — если не по образу и подобию божьему, то по своему хотению и велению. Переливание крови, пирсинги и татуировки, косметика, пересадка органов, пластические операции и Майкл Джексон — все готовило нас к тому, чтобы в XXI веке мы окончательно стали полноценными хозяевами собственного тела. Как выяснилось, к этому же нас вело и стереоскопическое кино с его провозвестником Джеймсом Кэмероном.

В «Титанике» он использовал спецэффекты, чтобы зритель почувствовал себя пассажиром тонущего корабля. В «Аватаре» он применил множество технологий — от «виртуальной камеры» до камеры, закрепленной на голове актера, — чтобы подарить голливудским звездам синие хвостатые тела с трехпалыми руками, а зрителю — нечеловеческую красоту мира Пандоры.

Главный герой, морпех Джейк Салли, при помощи специальных технологий получает тело На’ви и отправляется к ним с дипломатической миссией. В человеческом обличье он — инвалид, и тем прекраснее для него мир На’ви, где он может бегать, летать на крылатых драконах и объезжать шестиногих скакунов. Он даже влюбляется в местную девушку. Но его главная задача — попросить жителей племени уйти из деревни, чтобы земляне могли спокойно разворотить чужую планету и добыть нужные полезные ископаемые. Если На’ви не уйдут, земляне готовы начать военные действия. Джейк Салли должен решить, на чьей он стороне.

«Аватар» — и анимация, и кино, и полноценный мир, за основу которого Кэмерон взял подводные съемки коралловых рифов и в котором зритель с восторгом тонет и в 3D, и в более привычном киноформате. Животные, растения, горы и облака Пандоры занимают больше петабайта (тысяча терабайт) дискового пространства, тогда как сам «Титаник» и гибель тысяч его пассажиров поместились всего на двух терабайтах.

По словам режиссера, все это нужно для того, чтобы избавить актеров от многочасовых гримерных сессий с килограммами накладных волос, резиновых носов, ушей и лап, с которыми еще недавно принято было изображать фантастических персонажей. Чтобы компьютерные технологии стали продолжением актерской игры, а компьютерные тела — продолжением тел актеров. То есть чтобы дать актерам возможность не только хмурить брови и сжимать губы от злости, но и раздраженно дергать хвостом и опускать уши.

По сути, «Аватар» — это вход в виртуальную реальность. Не случайно база землян на чужой планете называется «Врата ада», а сама виртуальная Пандора так похожа на рай. С 1980-х годов Джеймс Кэмерон строит человечеству этакий хайвей для массового исхода из мира реального в мир иной — туда, где все возможно. Судя по сюжетам его фильмов, от «Терминатора» до «Аватара», этому исходу будет предшествовать глобальная катастрофа. Что ж, такова плата за новый мир неограниченных возможностей. За преодоление человека.

Джеймс Кэмерон: «Люди — это наша темная сторона»

В «Чужих» чужие были монстрами, убийцами. В «Аватаре» монстрами стали люди. Чем вызвана такая эволюция ваших взглядов?

Я всегда относился к человечеству довольно-таки плохо (смеется). Начать с «Терминатора» — куда уж хуже-то? Нет, я очень люблю людей, наш потенциал, нашу изобретательность. Но я не доверяю человеческим системам — корпорациям, правительствам. И до тех пор, пока они будут править миром так, как они это делают сейчас, мир будет продолжать рушиться, мы будем продолжать уничтожать природу, и ни к чему хорошему это не приведет.

Когда мы смотрим «Аватар», мы хотим быть как прекрасные На’ви — такие грациозные, такие свободные, они живут в единении с природой, уважают ее. Хотим быть такими — ну и ничего страшного! На’ви — это часть нас. Рассматривайте фильм как метафору: На’ви на самом деле не существуют, они просто один из аспектов нашего существования, они — то, чем мы хотели бы быть. И люди, и На’ви — это все мы. Можно сказать, что люди — это наша темная сторона… Хотя нет, там есть и хорошие персонажи.

В ваших фильмах всегда были важны сильные женские образы, в «Аватаре» одна из героинь — природа целой планеты. Откуда такой интерес к сильным женщинам?

Ну, я мог бы рассуждать с коммерческой точки зрения и сказать, что публике такое нравится (смеется). Но на самом деле я просто люблю придумывать интересных персонажей — и мужчин, и женщин. В Голливуде ведь женщины обычно кто? Ну, подружки главного героя. Особенно в коммерческом кино. А для меня моя мать всегда была и остается примером: очень сильная женщина, очень артистичная. Так что, может быть, я просто хочу рассказать о том, что меня восхищает.

Но очень интересно, что вы упомянули женский образ в «Аватаре», который никто из зрителей не видит и даже не знает, есть ли он на самом деле. Все говорят об этом существе, об этой «женщине», но так просто проглядеть ее, свести все к верованиям примитивного народа… А на Пандоре нет суеверий, там все по-настоящему.

Можно ли рассматривать этот фильм как своеобразное политическое заявление?

Конечно. Агрессия — это плохо, нападать на чужие страны нехорошо. Я тут ничего нового не открываю, все довольно очевидно. Но мне кажется, иногда в фэнтези, в фантастике правильно напоминать людям об уроках, которые им преподала их собственная история. Имеется в виду не только администрация Буша, которая вторглась в Ирак: это — и Франция, которая вторглась в Канаду в XVII веке, и Испания, которая вторглась в Южную Америку. Это — вся история завоевания чего-то такого, что в тебе совершенно не нуждается. И если развить эту метафору еще дальше, мы, люди, технологическое общество, берем у природы то, что нам не принадлежит. И теперь, чтобы как-то это вернуть, надо найти способ более сбалансированного существования.

Вы разделяете убеждение вашего героя, что есть что-то выше родины?               

Безусловно. Правда и правильный выбор гораздо важнее родины. Одна из тем фильма — открытые глаза. Герой должен открыть глаза на то, что происходит, и не один раз. И когда На’ви приветствуют друг друга, они говорят: «Я тебя вижу». Для них увидеть — это значит понять, полностью понять.

Нейтири (героиня фильма, одна из На’ви. — «РР») говорит: «Никто не может научить видеть». Мы сами должны этому учиться. Мы должны учиться видеть правду, культуру других народов их глазами. И это даст нам возможность выжить.

«Аватар» с бюджетом более $200 миллионов — чуть ли не самый дорогой фильм в истории кино. Как вам удалось найти столько денег? Не боитесь обвинений в том, что неэтично выпускать такое дорогое кино в кризис?

Ну да, он где-то там, в десятке самых дорогих. Мне понятна ваша реакция, но надо помнить, что мы не то чтобы собрали все эти деньги в огромную кучу и подожгли: эти деньги пошли на зарплаты людям, у людей была работа. Я никогда бы не нашел таких денег, если бы мы начали снимать кино во время кризиса, но мы начинали четыре с половиной года назад, а тогда все выглядело гораздо радужнее.

Я не думаю, что неэтично тратить деньги на кино. Потому что это дает людям работу и развивает экономику. Неправильно другое — тратить кучу денег на фильм, который провалится в прокате, потому что это безответственно. Я думаю, что «Аватар» хорошо пройдет по всему миру, но сказать, сколько мы соберем денег, не могу. Может, мы даже не отобьемся. Всегда есть такой риск.

Каков будет следующий шаг в развитии кино после 3D? Какого спецэффекта не хватает лично вам?

Нам еще и с 3D есть что делать: сделать проекторы ярче, поставить больше экранов. Мы еще не совсем разобрались с этим форматом. 3D можно будет смотреть дома: сейчас некоторые компании работают над домашними экранами, так что можно будет смотреть, например, спортивный канал в 3D. Для меня следующим шагом в развитии кино станет более высокая скорость смены кадров. Я думаю, что кино должно быть быст­рее, не должно быть этого мерцания. Все возможно, но это все техника. А если говорить о творческих вещах, то сегодня, мне кажется, у нас есть все. Если мы можем что-то представить, мы можем это создать. Главное — правильно представить.

Получая «Оскара» за «Титаник», вы сказали со сцены: «Я — король мира». А если получите статуэтку за «Аватар», что скажете — «Я вас вижу»?

Я не думаю об этом. А вообще, если говорить о призах, «Аватар» — совсем другой тип кино, это фильм не из тех, что получают «Оскара»… Хотя «Я вас вижу» — это хорошая мысль, да (улыбается).

Фото: EVERETT COLLECTION/RPG

«Все возможно, но это все техника. А если говорить о творческих вещах, то сегодня, мне кажется, у нас есть все. Если мы можем что-то представить, мы можем это создать. Главное — правильно представить»

У партнеров

    «Русский репортер»
    №48 (127) 17 декабря 2009
    Кризис
    Содержание:
    Фотография
    Прогнозы
    Портфолио
    Фотополигон
    Реклама