7 вопросов Александру Иванюсю, главврачу

Дмитрий Виноградов
28 января 2010, 00:00

С момента трагедии в Гаити прошло больше двух недель, но жители этой страны продолжают гибнуть — теперь уже из-за человеческой безалаберности. На острове до сих пор толком не организована медицинская помощь, ООН бездействует, американцы саботируют доставку медицинского оборудования. Одними из немногих, кто продолжает спасать людей, являются врачи госпиталя экстренной помощи отряда «Центроспас» МЧС России. Корреспондент «РР», находящийся в Порт-о-Пренсе, задал несколько вопросов его главврачу Александру Иванюсю

1. Какую помощь россияне оказывают сейчас Гаити?

В нашем госпитале работают почти 70 сотрудников МЧС и Минздрава. По сути, это полноценная клиника, оснащенная по последнему слову техники — взять хотя бы нашу искусственную почку, не имеющую аналогов в мире. Ежедневно оперируем около 60 человек.

2. С чем чаще всего обращаются?

Как ни странно, хирургии мало. В основном травмы. Переломы конечностей, травмы черепа. Обращаются и за психологической помощью. У нас есть уникальная методика, позволяющая оказывать помощь без знания языка.

3. Откуда ваши пациенты узнают о госпитале?

Сарафанное радио. Поначалу спасатели давали информацию, что вот по таким адресам работают госпитали. Теперь уже друг от друга узнают.

4. Как обеспечивается безопасность госпиталя? Ведь в Порт-о-Пренсе сейчас орудуют банды мародеров, звучит стрельба.

Первые дни нас охраняли силы ООН: пакистанцы, потом иорданцы. Сейчас охрану сняли, мотивировав тем, что мы находимся в спокойном районе. А ооновцев перекинули на патрулирование улиц: в столице начинают работать магазины и банки, их надо охранять. Впрочем, недалеко от нас базируется индийский спецназ — у них есть группа быстрого реагирования, и они нам дали рацию: если что, помогут. К тому же мы расположились в пригороде — россияне, служащие в полиции ООН, нашли для нас хорошее место, бывшую юридическую академию, спасибо им за это! У нас тут хорошие заборы, но по ночам мы все-таки дежурим, по очереди. Пока ничего серьезного не было. Больше беспокоят дикие собаки и москиты.

5. А как вообще отношения с местным населением?

Отличные. Позавчера приехал какой-то бизнесмен, очень благодарил — сказал, что так, как к гаитянам относятся русские, больше никто не относится. И это притом что лично ему мы никакой помощи не оказывали. Нам было приятно.

6. Спонсорскую помощь не предлагал?

Нет, да нам и не надо ничего, у нас все есть. Главная проб­лема — и спонсор тут не поможет — до сих пор не организовано ни одного стационарного госпиталя, куда мы могли бы отправлять пациентов после операции. Ведь им нужен уход врача, перевязки, подмывание. Я в шоке от того, что ООН до сих пор такой госпиталь не организовала. Обычно это первое, что они делают, а тут их не видно и не слышно. Почему так происходит, совершенно непонятно. Американцы обещали подогнать к берегу плавучий госпиталь на тысячу мест — приходили к нам, смотрели, где может приземлиться вертолет, который потом будет отвозить пациентов на этот корабль. А потом куда-то пропали, и, насколько я знаю, этот корабль так и не пришел. Так что сейчас пациентов приходится отправлять по домам: назначаем им дату следующего приема, и до скорой встречи — по сути, выставляем на улицу. Несколько человек — сразу после операции — живут у нас буквально во дворе, благо погода позволяет. Им вообще некуда идти. Но ведь превращать наш госпиталь в стационар тоже неправильно: тогда мы не сможем принять новых пациентов.

7. А с местными властями этот вопрос не пытались обсудить?

Обычно мы работаем в плотном контакте с властями. Но тут их попросту нет.