7 вопросов Норману Фостеру, архитектору

Интервью
Москва, 18.02.2010
«Русский репортер» №6 (134)
На 60-й Берлинский кинофестиваль приехал лорд Норман Фостер — самый успешный архитектор современности. Его новаторские проекты изменили облик планеты. О нем рассказывает документальный фильм «Сколько весит ваше здание, мистер Фостер?», показанный на фестивале. У нас он должен был воздвигнуть один из самых высоких небоскребов (несостоявшаяся башня «Россия»), собирался строить самый большой «город в городе» (не воплощенный в жизнь проект «Хрустальный остров»), а сейчас занимается планом реконструкции Пушкинского музея

1. Вы работаете с публичным пространством: строите здания для корпораций, банков. А как вы понимаете приватность?

Жилые пространства — это то, над чем мы только начинаем работать. Именно с ними будет связана архитектура ближайшего будущего. В мире все еще много территорий, не приспособленных для жизни, где, тем не менее, обитают огромные массы людей. Разумеется, речь не о Европе. Главная задача сегодня — создать в этих местах «доступное жилье», хотя я не люблю это понятие: оно уже обросло некорректными коннотациями. Мне ближе слово «дом».

2. А как выглядит ваш собственный дом? Это что-то уникальное и новаторское?

Его вы не увидите никогда (смеется). Ни при каких обстоятельствах я не буду публиковать в прессе его фотографии. Из уважения к своей семье. Каждому из нас нужна приватность, и у каждого свое «убежище». Мой дом — это место, где я могу спрятаться. И если открыть его для всех, он потеряет свою силу, перестанет меня оберегать. В детстве было наоборот: при первой возможности я убегал из дома, чтобы не видеть все эти задымленные задворки Манчестера.

3. Какое из созданных вами зданий вам нравится больше всего?

Это все равно что спросить, кого из своих детей вы любите больше. Все зависит от обстоятельств. Сейчас я в Берлине и могу сказать, что один из самых важных проектов, которые я выполнил, — это реконструкция Рейхстага. Тут сошлось все: история, культура, экология. Символ авторитаризма нужно было превратить в символ нового Берлина и новой Германии. Теперь вот вы прогуливаетесь под куполом Рейхстага, а под вашими ногами в это время заседает немецкий парламент. По-моему, это — прекрасный образ демократии, знак того, что обычный человек на самом деле выше и важнее любого правительства.

4. У вас было несколько проектов в России, но ни один из них так и не реализовался. Почему?

Нет людей, которые все время побеждают. Но реконструкция Пушкинского музея — важнейшее событие не только в вашей стране, но и во всем мире. А башня «Россия» — это проект, который опережал свое время. Мы хотели понять, можно ли создать здание, которое будет работать 24 часа в сутки и при этом обеспечивать себя энергией. Строительство отменили из-за кризиса. Но в этом случае идея была важнее реализации: важно качество мышления.

5. Как вы думаете, когда в России такие здания из утопии станут реальностью?

Только в идеальном мире все проекты могут быть воплощены. А наш мир управляется людьми, и они несовершенны. Спросите любого архитектора, он вам скажет, что из всех проектов, которые он придумывает, реализуется процентов десять.

6. То есть вам не жалко, что какие-то из ваших замыслов так и остались на бумаге?

То, что не реализуется, все равно воплощается, только уже в совершенно другом виде, в другом месте и в другое время. В мире нет ничего лишнего, все во что-то перерабатывается, просто мы этого не замечаем. Будущее произрастает вовсе не из сегодня, а из далекого вчера.

7. Какой в таком случае вы видите архитектуру будущего?

Будет появляться все больше и больше новых городов, созданных с нуля там, где еще никто не жил. Таков город Масдар, который мы сейчас строим в пустыне в пятнадцати километрах от Абу-Даби, где температура редко опускается ниже пятидесяти градусов. Если все получится, это будет первый экологически чистый город, который существует за счет естественных источников энергии и полностью перерабатывает свои отходы.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №6 (134) 18 февраля 2010
    Протест
    Содержание:
    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама