Билет на родину

25 февраля 2010, 00:00

Тельман Исмаилов нанес короткий визит в Чечню, где встретился с главой республики. Это уже второй случай, когда влиятельный бизнесмен возвращается в Россию под обещание инвестиций в северокавказские республики. Похоже, правительство нашло хороший способ наладить частно-государственное партнерство в деле развития Кавказа

Тельман Исмаилов приземлился в грозненском аэропорту как опальный олигарх, а улетал как стратегический инвес­тор. В правительстве Чечни сообщили, что после встречи с Рамзаном Кадыровым Исмаилов решил осуществить несколько крупных проектов. Прежде всего речь идет о строительстве гостиничного комплекса и консервного завода.

— Согласно расчетам консервный завод в Грозном потребует вложений на сумму 994 миллиона руб­лей, — сообщили «РР» в департаменте инвестиционной политики чеченского правительства. — Это один из инвестпроектов, которые должны были реализовываться за счет государственных средств.

Примерно в 950 млн рублей обойдется Исмаилову и строительство гостиничного комплекса. Еще бизнесмена просили поучаст­вовать в судьбе футбольного клуба «Терек», сделав младшего сына Сархана его вице-президентом. И если другие инвестиции еще имеют шанс окупиться, то футбол явно проходит по графе «социальная ответственность бизнеса» и требует безвозвратных вложений в размере $30–40 млн ежегодно. Но такие траты Тельмана Исмаилова не смущают.

Во-первых, как умный бизнесмен, он знал, какой регион выбрать. Не зря многие наблюдатели связали появление Исмаилова в Чечне с тем, что 19 января пре­мьер-министр Владимир Путин подписал распоряжение, которое разрешает там таможенное оформление товаров. Такой возможностью бизнесмену грех не воспользоваться. Во-вторых, возвращение к активной деятельности в России явно стоит тех денег, которые Исмаилов пообещал инвестировать в чеченскую экономику.

Почти год после начала скандала вокруг Черкизовского рынка он отсиживался в Турции. Российским властям очень не понравилось и то, что в разгар кризиса Исмаилов открыл там шикарный отель, строительство которого обошлось ему, по некоторым данным, более чем в миллиард долларов. «Если есть ресурсы для инвестиций, неплохо бы эти ресурсы реализовывать в Российской Федерации. Например, можно было бы вложить деньги в строительство гостиничных комплексов в Сочи под Олимпиаду 2014 года», — с явным укором заметил по этому поводу премьер-министр.

Уголовного дела против Тельмана Исмаилова так и не возбудили, хотя, появись он в тот момент в России, он, скорее всего, был бы арестован. Исмаилов два раза договаривался о своем возвращении под гарантии неприкосновенности, и его дважды обманывали.

— Из Турции в Москву прилетал его личный самолет, и оба раза при посадке спецслужбы окружали его, готовясь к задержанию. Но Исмаилова в самолете не было, — рассказал «РР» генеральный директор Центра политической информации Алексей Мухин.

В аэропорту Грозного никаких бойцов спецназа уже не было. Зато теперь, по словам Исмаилова, в олимпийском Сочи может по­явиться отель, не уступающий своему турецкому собрату. 

Это второй случай возвращения в Россию крупного бизнесмена, имевшего явный или скрытый конфликт с правоохранительными органами. В 2007 году глава нефтяной компании «Русснефть» Михаил Гуцериев, обвиненный в неуплате налогов, бежал через Беларусь и Турцию в Великобританию, где его и настигло требование об экстрадиции. Но недавно основные обвинения с Гуцериева были сняты — более того, ему будет возвращена «Русснефть», которую в самый разгар уголовного преследования выкупил у него Олег Дерипаска (нельзя не отметить предусмотрительность Федеральной антимонопольной службы, которая почти два года не утверждала сделку о покупке «Русснефти», оставляя таким образом возможность вернуть бизнес прежнему владельцу). В ответ Михаил Гуцериев пообещал вложить большие деньги в депрессивную экономику Ингушетии.

Жаль только, бизнесмены, готовые платить за возвращение на родину инвестициями в бедные регионы, — ресурс весьма ограниченный. Ведь простить можно лишь того, кто, даже находясь в опале, не утратил лояльности к действующей власти и желания с ней договариваться. От того же Михаила Гуцериева, к примеру, ждали, что из эмиграции он «начнет мстить политическими методами», вспоминает один из ингушских политиков. Но тот принципиально решил не заниматься политикой, что, вероятно, и повлияло на развитие ситуации. Вот только от других экономических эмигрантов такой лояльности ждать трудно, поэтому и возвращение их в Россию маловероятно.

Фото: Валерий Левитин/Коммерсант; Photoxpress