О муштре в школе

25 февраля 2010, 00:00

От редакции

Обязательные атрибуты современной городской школы, причем далеко не только в России, — это решетки, охранники, вахтеры, замки и затворы. В это относительно отгороженное от внешнего мира дисциплинарное пространство мы добровольно отдаем своих детей. По коридорам во время перемен по-прежнему ходят дежурные с красными повязками. А помните, как нас строили на линейку? В современных школах ничто не изменилось: дети, построенные в классные подразделения в спортзале или в школьном дворе, вынуждены с тоской в глазах слушать речь директора или завуча о достижениях школы, об успеваемости. Но перед этим непременно все вместе слушают гимн и поднимают государственный флаг.

В школе мы получаем первые представления о социальной иерархии. Кабинет директора — сакральное место небожителя. Завучи по учебной работе и воспитанию — его правая и левая рука — обычно также имеют свои кабинеты. Остальные учителя помещаются за своими столиками в учительской, но детям туда вход воспрещен. В школе каждому предписывается свое место и одновременно присваивается ранг. Ведь дисциплина — это разработанная система ранжирования. Каждый отдельный класс также подлежит классификации и ранжированию, при этом каждый ученик получает свое место в зависимости от успеваемости и поведения. Он постоянно перемещается из одного разряда в другой: каждый день, каждый месяц, каждую четверть он то двоечник, то троечник, то отличник. Причем, несмотря на новые педагогические веяния, учеников в классе по-прежнему располагают в зависимости от их места в иерархии знаний, способностей или «усидчивости». И раз в год или полугодие по школе пробегает нервная дрожь: учителя и ученики носятся с полотерами и тряпками в ожидании какой-нибудь проверяющей комиссии. В общем, все как в мире взрослых — именно в школе мы постигаем, как устроены общество и межчеловеческие отношения.

Мы отдаем в школу своих детей потому, наверное, что думаем: современный цивилизованный человек является продуктом муштры. Ребенок должен обрести не только знания, но и элементарные навыки социальной жизни — научиться исполнять в срок задания, не опаздывать на уроки, следовать правилам гигиены и, наконец, правильно, то есть согласно общепринятым нормам, пользоваться своей личной свободой.

Так вот, если убрать из школы систему оценок, все это здание школьных отношений рухнет — исчезнет иерархия, системы отличий, стимулы к самосовершенствованию. Внутри существующего дисциплинарного устройства школы проблему шкалы оценки — пяти- или десятибалльной — можно обсуждать, но только с точки зрения того, насколько эффективно она помогает решать главные задачи школы: контроль знаний и поведения, воспитание гражданина согласно заказу общества и государства.

Существующая сегодня школа кажется нам консервативной и даже тоталитарной. Но нужна ли нам новая школа? И имеет ли смысл вообще создавать такую школу — ту самую, где нет оценок, если отношения в мире взрослых требуют уважения принципов иерархии, норм, производственной и общегражданской дисциплины? Говорят: сегодняшняя школа травмирует детей. Но жизнь вообще довольно жесткая штука. И мы не избавимся от линеек, от болезненных систем оценок, от муштры и классных подразделений в школе до тех пор, пока само общество не сформулирует запрос на другого человека.