Приговоры любят тишину

Актуально
Москва, 18.03.2010
«Русский репортер» №10 (138)
История с «живым щитом» на Московской кольцевой автодороге в очередной раз показала, как растет влияние блогосферы. Сегодня ей по силам сделать громким и резонансным любой достойный того случай. Но что происходит с подобными делами, когда внимание аудитории переключается на что-то другое? «РР» проследил за этим на примерах

Алексей Шумм лишился жены и будущего ребенка в мае прошлого года: милиционер Роман Жиров вылетел на встречную полосу и на пешеходном переходе сбил беременную женщину. На прошлой неделе в Нагатинском суде Москвы началось слушание дела. Хотя, если бы не общественный резонанс, суда вообще могло не быть — Алексей вспоминает, что первые десять дней милиция не хотела возбуждать уголовное дело. Тогда, отчаявшись, он рассказал свою историю в блоге.

— После этого в прессе поднялся шум и Жирова арестовали, — рассказывает Алексей. — Но затем у меня возникло ощущение, что дело пытаются затянуть, подождать, пока спадет к нему интерес, и спустить на тормозах. Посудите сами: в ноябре Жирова тихо-мирно выпустили под подписку о невыезде — я об этом и  не знал. Вернули ему автомобиль. Прав не лишали вовсе. В деле четыре раза сменился следователь, и каждому требовалось время, чтобы ознакомиться с материалами. Техническая экспертиза тянулась более трех месяцев. Причем два из них просто-напросто ничего не делалось.

Можно сказать, что тактика сработала: о деле постепенно перестали писать. Никто не сообщил, например, что экспертиза так и не дала ответа на вопрос, с какой скоростью двигался автомобиль обвиняемого, — специалисты ГИБДД просто не замерили тормозной путь на месте аварии. По свидетельствам очевидцев, милиционер ехал со скоростью под 100 километров в час, но из-за отсутствия технического заключения неизвестно, учтет ли это суд. То есть приговор неочевиден, хотя Алексей не теряет надежды на справедливость:

— Меня радует, что судьи вроде настроены непредвзято, вникают в детали, — говорит он.

Впрочем, не исключено, что это следствие вновь проснувшегося интереса прессы к этому процессу. Хотя, конечно, он и не такой сильный, как год назад.

Что происходит, когда общество совсем забывает о каком-нибудь громком деле, показала история в Туве. Там в октябре прошлого года сотрудник ДПС Борбак-оол Баир застрелил управлявшего автомобилем школьника, отказавшегося предъявить ему водительские права, а затем для своего оправдания подбросил ему в машину муляж пистолета. Тогда следствие обещало инспектору от 3 до 10 лет. Но к февралю, когда районный суд выносил приговор, история подзабылась и Борбак-оол Баир получил год и три месяца колонии-посе­ления: в ходе следствия статью обвинения изменили, переквалифицировав убийство в причинение смерти по неосторожности. Но про это уже никто не написал.

— Это обычная практика: если обвиняемый — сотрудник милиции, ему непременно инкриминируют «причинение  смерти по неосторожности» вместо «убийства», чтобы срок был меньше, — подтверждает адвокат Игорь Трунов. — Если же это обычный человек, его наверняка будут обвинять по статье «Убийство», поскольку в рамках «палочной» системы чем более тяжкое преступление совершено, тем лучше раскрывшим его милиционерам.

Недоверие к органам следствия и прокурорам часто вынуждает людей искать другие пути влияния на ситуацию. Станислав Сутягин, который предал огласке историю с «живым щитом» на МКАД, рассказал «РР», что сначала он собирался писать жалобу в прокуратуру, «но не верил, что будет толк». В итоге «все праздники ходил в прострации, а в ночь на 8 марта включил веб-камеру и записал тот видеоролик».

Все вроде бы закончилось удачно: ущерб пострадавшим обещали возместить, виновные наказаны, против них даже возбуждено уголовное дело. Сам Станислав не хочет, чтобы оно заканчивалось реальными сроками: «Да, произошел неприятный инцидент. Но, к счастью, никто не пострадал. А из-за железок сажать людей в тюрьму — это слишком, по-моему. У кого-то из них ведь семьи».

То есть в этом случае общественный контроль за делом, может, уже и не нужен. Но это скорее приятное исключение. Показательнее другие дела. Так, 18 марта начался процесс против милиционера Анвера Ибрагимова. В ноябре на московской улице он, будучи пьяным, при свидетелях до смерти избил 19-летнего уроженца Абхазии Эдуарда Гурцкая. О громком убийстве тогда поговорили два дня да и забыли. А между тем милиционеру предъявлено обвинение не в «убийстве», а все в том же причинении смерти по неосторожности. Каким будет приговор? А как вы думаете?

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (138) 18 марта 2010
    Выборы
    Содержание:
    Тигр демократии

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама