Над нами только небо

От редактора
Москва, 18.03.2010
«Русский репортер» №10 (138)

Учебники журналистики (которых я никогда не читал) учат, что новость должна отвечать на ключевые вопросы: когда, где, кто и зачем. Отвечаю: с 9 по 13 марта на базе Белгородского государственного университета проходил семинар по журналистике, организованный «Русским репортером» и инициативной группой студентов БелГУ. Участвовали более 60 человек из одиннадцати регионов РФ. Жертв и разрушений вроде бы нет.

Остался только один вопрос — зачем? Для любой социальной науки ответить на него — самое сложное. Можно подсчитать, сколько процентов граждан собирается голосовать за «Единую Россию», устраивать забастовки или покупать телевизор. Куда сложнее выяснить, какая мотивация за этим стоит.

По поводу нашей мотивации ходили самые невероятные слухи. Базовая версия гласила, что некие политические силы хотят нарыть компромат на областную администрацию, и для этого наняли журналистов и студентов. Допускаю, что были и более изысканные варианты, например организация диверсий на российско-украинской границе или подрыв основ православия с помощью сатанинских оргий.

Шутки шутками, а один университетский чиновник с профессорской бородкой устроил нам настоящий допрос. Я, говорит, понимаю, что такой семинар стоит больших денег. Значит, есть заказчик. И я хочу понять, кто пытается использовать наших студентов. Вы уж извините…

Этот человек слишком типичен для нашей страны и поэтому неинтересен. Тем более что в университете нашлись менее типичные люди с должностями, которые рискнули нам помогать: предоставляли аудитории, смещали графики занятий. Может, именно эта нетипичность позволяет Белгородскому университету осуществлять мощные научные проекты, ради которых ученые переезжают сюда из Томска, Уфы, Берлина, Токио. Но об этом мы напишем позже.

Даже такой прогрессивный человек, как я, любит ругать современную молодежь. Мол, какие-то они вялые, безынициативные, пугливые. Все время боятся начальства и ждут от него указаний. Пришла директива вступать в какой-нибудь «румол», ехать на Селигер и т. д., так они вступают и едут. А если инструкций нет, то современная молодежь забивается в свой угол «ВКонтакте» или «ЖЖ», не рискуя связываться с реальностью. Мы в их годы были не такими, мы баррикады строили…

Понимаю, что был неправ — как любой брюзга, доказывающий, что новое поколение уступает старому. Я ошибался. Дело даже не в бунте. Просто люди хотят учить, учиться и работать. Честно и с драйвом. Им наплевать, делается это в русле генеральной линии или наперекор ей.

Что касается заказчика… Я так и не смог сказать это напрямую тому дядечке с бородкой — он бы не понял. Сейчас говорю. Весь бюджет семинара складывался из взносов студентов и командировочных сотрудников редакции. За нашей спиной только поле, над нашими головами только небо. А если бы журналисты «РР» так легко кому-то продавались, то журнал был бы совсем иным и с иными фамилиями…

Один мой коллега, выйдя покурить в конце семинара, сказал: «Ребята столкнулись с реальностью. И увидели, какая она офигительная». Мне нечего добавить, кроме рекламы: «Русский репортер» намерен продолжать образовательные проекты, например на июль-август запланирована полевая школа в Максатихинском районе Тверской области. И, пожалуйста, не спрашивайте, кто заказчик. Его нет.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (138) 18 марта 2010
    Выборы
    Содержание:
    Тигр демократии

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама