50 тысяч за Катерину Петровну

Актуально
Москва, 18.03.2010
«Русский репортер» №10 (138)
Программа утилизации старых автомобилей стартовала 8 марта. Дилеры говорят, что любопытствующих пока на порядок больше, чем участников. Но есть регионы, где эксперимент по обмену старья на 50-тысячный сертификат для покупки новой машины идет довольно активно. Например, Ульяновская область, где за свой автоутиль можно получить не 50, а 120 тысяч рублей

Дополнительные 70 тысяч выделяются, если в обмен на старую машину вы покупаете УАЗ. Это областная программа по стимулированию спроса на наши машины, — поясняет министр промышленности и транспорта Ульяновской области Вильдан Зиннуров.

В министерство меня привез таксист Володя, разговорчивый гражданин с модуляциями шансонье и жестикуляцией интеллигентного карманника. Из всех машин, которые можно приобрести по гос­программе — а их около шестидесяти, — он сразу забраковал самый дешевый, вазовскую «пятерку», зато о «четверке» говорит так нежно, словно провел в ее салоне лучшие годы своей жизни:

— У «четверочки» есть багажничек, куда и корзина с грибами помещается, и мешок яблок, и палатки с мангалами. Да и угоняют редко. Для семьи, у которой дача, самое оно. Но лично я бы уазик-«буха­ночку» приобрел. Он всегда прокормит: хоть грузы вози, хоть пассажиров. А «пятерка» — непонятная машина. Для кого она? Для пенсионеров? Это у какого пенсионера есть лишние сто тысяч?

Федеральное правительство отвело на программу полгода и выделило 11 млрд рублей — деньги достаточные для вы­купа 200 тыс. подержанных машин. А 200 тыс. новых автомобилисты должны в обмен купить у отечественного автопрома. За пример взяли Германию, где похожая программа за год увеличила продажи машин на миллион. Основным звеном программы стали автодилеры — они принимают старые машины, снимают их с учета, отвозят на утилизацию, и за счет правительства предоставляют скидки на новые автомобили.

Теперь Вильдан Зиннуров каждое утро получает отчеты: сколько человек обратилось к автодилерам, сколько машин приобретено. Пока в проигрыше «иностранцы». Хотя «рено», «фордами» и «шевроле» по телефону интересуются многие (от 20 до 100 обращений в день), реальные продажи только у ВАЗа и УАЗа. Местный дилер ВАЗа за первые два дня работы программы получил более тысячи запросов. Правда, продал только 26 автомобилей. УАЗ за тот же срок продал 63 автомобиля: от «козликов», которые бодро прыгают по сельским дорогам, до представительских внедорожников «УАЗ-Патриот».

Владелец побитого жигуленка пенсионер Виталий Куликов ходит по автоцентру одного из дилеров УАЗа, почесывает густые брови и прячет в кармане потертой куртки листочек с заметками:

— На разведку приехал, — признается он. — Такое дело: я в гололед в джип впечатался. Машина на ходу, а ездить стыдно. Да и рихтовка дорого стоит. Так что придется продать мою Катерину Петровну. Это я машину так зову: она у меня капризная — значит, женщина. Куплю новую. Деньги сын даст. А я ему доверенность выпишу. Он будет на ней на работу ездить, а я в выходные — на дачу или, там, с женой в лес. 

Помахав мне на прощанье, Виталий Владимирович уезжает в следующий автоцентр — поинтересоваться, нет ли там каких дополнительных скидок пенсионерам и инвалидам. Вечером семейный совет. Если все пройдет успешно, то контуженная джипом Катерина Петровна окажется на одном из четырех ульяновских пунктов утилизации.

— В среднем бригада из четырех человек разбирает утилизиро­ванную машину за три часа, — рассказывает Владимир Северов, начальник цеха предприятия «Вторчермет». — Работы у нас приба­вилось: первые машины начали поступать уже 11 марта.

Пока рабочие растаскивают «москвич» на запчасти, Владимир рассказывает, что его железный остов отправится на металлургический завод, а жидкость, пластик, стекло и провода встроят в «пищевую» цепочку автовладельца:

— Все, что в машине остается, мы используем по максимуму. Аккумуляторная жидкость гасится. Трансмиссионные и моторные масла выкупают частные фирмы, у которых есть оборудование для очистки. Провода — в цветной лом. Стекло и пластик — отдельно. Запчасти — смотрим состояние.

— А что выходит дороже: целый «запорожец» или разобранный? — интересуюсь я.

— А это любимый вопрос нашей бухгалтерии, — улыбается Северов.

И дипломатично, почти как министерский чиновник, добавляет, что специалисты только-только начали подсчитывать цифры по автомобилям, принимающим участие в программе. 

Пока не могут предсказать эффекта от программы и федеральные чиновники. Когда она только разрабатывалась, директор департамента автомобильной промышленности Минпрома Алексей Рахманов в беседе с «РР» был оптимистичен. Говорил, в прошлом году порядка 18% продукции АвтоВАЗа было продано через предыдущую правительственную программу — льготного кредитования. Теперь льготные кредиты охотно предоставляют сами дилеры, а правительство сделало ставку на утилизацию старых авто.

— У нас есть ощущение, что в 2010 году продажи машин подрастут на 500–600 тысяч, то есть что эта наша программа обеспечит до половины прироста, — уверял «РР» Алексей Рахманов.

В реальной жизни все пока не так хорошо. В первые два месяца 2010 года продажи машин продолжали падать — на треть по сравнению с началом прошлого года. Теперь задача программы — не допустить еще большего падения. И с этой более скромной задачей, судя по интересу потенциальных покупателей, программа как раз может справиться.

Ульяновск

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (138) 18 марта 2010
    Выборы
    Содержание:
    Тигр демократии

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Реклама