Тигр демократии

Сцена
Москва, 18.03.2010
«Русский репортер» №10 (138)

В российской политической жизни очень интересно проявляет себя банальный для политологов тезис о том, что политическое поведение избирателей сильно различается в зависимости от того, есть у них собственность (бизнес) или нет. Те, у кого есть, ведут себя активно — они инвестируют и деньги, и личные усилия в продвижение своих кандидатов. Им есть о чем беспокоиться, поскольку их благополучие зависит от тех, кого выборы приведут на ответственные должности. Те же, у кого собственности нет, проявляют гораздо меньшую активность как избиратели, зато когда дело доходит до края, склонны решать свои проблемы не через выборы, а с помощью акций протеста. Первые озабочены произволом бюрократии, поборами чиновников, высокими налогами. Вторые — наличием рабочих мест и социальными обязательствами государства вроде тарифов ЖКХ, пенсий и льгот.

Главный министр короля Людовика XIII кардинал Ришелье учил: народ всегда недоволен своей властью, но не опасен до тех пор, пока его стихийное возмущение не возглавит дворянство. Это — главный признак зреющей смуты и государственного переворота. Следовательно, его можно предотвратить, только не допустив консолидации аристократии и масс.

Какое отношение имеет совет кардинала к нашей политической действительности и прошедшим выборам?

Начнем с недавних митингов в Калининграде, к которым с таким вниманием и озабоченностью отнеслась партия власти. В этой столице западной российской провинции в едином протестном движении слились две социально далекие категории граждан: собственники, в основном представители мелкого и среднего бизнеса, с одной стороны, и наемные работники и пенсионеры — с другой. Тех и других объединило общее недовольство тем, как ими правят. Тех и других «кошмарит» чиновничья бюрократия: одних — рэкетом, поборами и налогами, других — высокими тарифами ЖКХ и естественных монополий.

При этом ни та, ни другая группа граждан не может четко определить свое партийное представительство. Не потому ли они составили единое протестное движение, к которому, как к «паровозу», примкнули системные оппозиционные партии? Не потому ли даже «Единая Россия» вынуждена была сделать главными темами своей предвыборной кампании в регионах именно высокие тарифы и произвол госчиновников?

Позиция «ЕР» понятна: даже она признает, что бюрократия достала всех. Однако складывается дву­смысленная и даже рискованная ситуация, когда лидером хора критиков становится партия власти. Довольно опасно, когда ее стратегия определяется предвыборной риторикой единодушной ненависти к бюрократам. Ведь вольно или невольно в фокусе критики единороссов оказались режим власти, политические институты государства, а вместе с ними общий строй гражданской жизни. Претензия «Единой России» на глобальный контроль политического поля вынуждает ее в электоральной борьбе усиливать критический пафос, выступать защитницей всех интересов сразу — от крупного бизнеса до пенсионеров.

«Единая Россия» вскарабкалась на тигра и уже не очень хорошо представляет, как с него слезть. Если она рискнула играть в электоральную демократию, ей рано или поздно придется защищать интересы одних против других. Иначе она будет противостоять единодушному движению протеста. И уже не только в Калининграде.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №10 (138) 18 марта 2010
    Выборы
    Содержание:
    Тигр демократии

    От редакции

    Фотография
    От редактора
    Вехи
    Путешествие
    Среда обитания
    Реклама