Бежецк

Павел Бурмистров
25 марта 2010, 00:00

На приезжего это место производит примерно то же впечатление, что и девять веков назад на основателей Бежецкого Верха: неожиданный оазис среди глухих болот и непроходимых лесов. Только тогда это был оазис земледельческий, а теперь — культурно-исторический

На месте главной городской площади, где высится стела в память Великой Отечественной войны, 250 лет назад стояла 13-башенная деревянная крепость. Стояла, пока горожане не разобрали ее на мостки к своим домам. Тут же находился острог с полусвободным, как свидетельст­вует городская летопись, посещением: в 1723 году ратушный денщик вместе с одним из заключенных «ходил к нему домой ужинать». Здание магазина, где теперь продают мужские костюмы, — это Казанская церковь. Здание музыкального училища — церковь Иоанна Богослова в русско-византийском стиле. А на месте автовокзала был огромный Воскресенский собор.

Главная же архитектурная жемчужина города находится на соседней площади — Введенской. Это маленькая белая шатровая звонница времен царя Федора III. Достопримечательность в истинно европейском стиле: крошечная, великолепно вписанная в ландшафт, идеально запоминающаяся визитная карточка города и почти готовый потенциальный логотип, будь у Бежецка хоть какая-то туристическая концепция. На ее образ прекрасно нижутся любые пласты городской истории. Торжест­венно-парадные: это — древнейшая каменная постройка города, возведена в 1682 году братом царского тестя. И забавно-бытовые: в 1763 году здесь случилось настоящее купеческое побоище — братья Дедюхины бились на колокольне против братьев Жуковых, находившихся на ней «для гуляния». Можно представить себе драматизм ситуации, учитывая миниатюрность строения.

К Введенской площади примыкает проспект Ленина — одна из самых узких, коротких и ухабистых улочек города. Вождь пролета­риата здесь вообще увековечен нетипично. К его бюстику на берегу речки Остречины зимой по сугробам и подойти-то нелегко. Любой другой памятник в городе расположен выгоднее и выглядит торжест­веннее. Оперный баритон Алексей Иванов стоит тоже на Остречине, но в полный рост и на куда более видном месте. Над Большой улицей возвышается на постаменте с надписью «Основатель великорусского оркес­тра» виртуоз-балалаеч­ник Василий Андреев. В городском саду, сидя в массивном кресле, солидно чешет затылок писатель Вячеслав Шишков. Бюстом на Большой улице представлен и поэт Николай Гумилев в окружении изваянной в полный рост семьи. Жена Анна Ахматова сидит на стуле. А рядом стоит их сын Лев. В руке у него книга, раскрытая на странице со знаменитой схемой «Изменение уровня пассионарного напряжения суперэтнической системы».

Все увековеченные в металле после 1991 года мужчины-бежи­чане — кроме евразийца Льва Николаевича — при бабочках. На провинциальный город словно обрушилась новая волна вестернизации, как в елизаветинскую эпоху, когда горожане регулярно попадали под суд за хождение по улицам «в бороде, без штанов немецких, в портах и без галстуков».

На домах прославленных местных уроженцев висят мемориальные таблички. Нет ее только на доме самого могущественного из них — Алексея Аракчеева, которого Пушкин удостоил знаменитой эпиграммы «Всей России притеснитель…» Его покосившийся домик на улице Чудова разваливается на глазах.

Самый же великолепный дом города, особняк купцов Неворотиных на Большой улице с атлантами на фронтоне — постройка совсем не древняя, но вполне легендарная. По преданию Бежецк, как Киев, имел трех полумифических основателей: Петуха, Ревяка и Неворота, бежавших из Новгорода из-за ссоры, на минуточку, с Рюриком. Первобежичанин Неворот и дал начало роду строителя дома с атлантами. Хотя запоминается Бежецк все равно своими деревянными особнячками. «Там строгая память, такая скупая теперь, свои терема мне открыла с глубоким поклоном» — это про них написала Ахматова в стихотворении «Бежецк».

Как добраться

На машине через Тверь или на поезде до Твери, а оттуда автобусом или маршруткой.

Где остановиться

Гостиница «Престиж», улица Радищева, 3. Самый центр города. Номера от 700 до 3000 рублей.

Где поесть

Пивбар «Угрюм-река» недалеко от дома-музея автора знаменитого романа Вячеслава Шишкова.

Что посмотреть

Усадьба Слепнево в селе Градницы — литературно-мемори­аль­ный музей Гумилева и Ахматовой.