Антиквары — о краденых иконах

Ксения Щербино
1 апреля 2010, 00:00

Антикварный рынок основан на личном знакомстве всех его участников. Все так или иначе друг друга знают, поэтому сбыть краденую икону, особенно человеку со стороны, не так легко.

— Сотрудникам милиции и не очень дотошным журналистам просто нужно кого-то обвинить, — считают в Художественном научно-реставра-ционном центре им. академика И. Э. Грабаря, — по­этому всех собак спус­кают на антикваров: дескать, это мы во всем виноваты и не интересуемся провенансом (происхождением. — «РР») вещи. На самом деле ни один чистоплотный антиквар, оценщик или реставратор не заинтересуется предметом, если есть хоть малейшие признаки того, что он был украден.

— Иконы ведь очень долго не признавались предметом искусства, поэтому их оборот был велик вплоть до перестройки, причем речь идет об официальном обороте, — говорит антиквар Александр Авдеев, специалист по церковной утвари. — А вот частникам везло меньше: большая часть их экспорта-импорта оседала на советской таможне и потом также распродавалась.

— Тем не менее сейчас, когда интерес к религии вновь возрос, вся церковная атрибутика под пристальным вниманием, — продолжает он, — не то что очевидно ворованную вещь не пропустят, скорее всего, будут заниматься выяснением истории практически каждой иконы. Нет, всегда есть черный рынок, есть нечистые на руку дельцы и среди антикваров, им все равно, что покупать, хоть «Мону Лизу», главное — чтобы можно было продать. Но и тут не все так легко, потому что настороже будет уже покупатель, а те, кто рискует, за риск платят меньше. Так что это просто невыгодно: за краденую вещь никогда не выручишь и половины ее настоящей стоимости.

В скупке краденого признаваться не готов никто, но действующее законодательство по этому вопросу изучили все участники рынка. Владелец московского магазина «Антиквар» Денис Данилов утверждает, что за все годы работы ни разу не сталкивался с крадеными предметами.

— Если бы попалась, скажем, краденая икона, я бы не стал с этим связываться, — говорит он. — Кому охота иметь проблемы с законом, если вполне выгодно работать, играя по-честному? Никаких сверхприбылей это не принесет, а нормального антиквариата с чистой историей вполне хватает. К тому же сейчас у всех есть интернет — заглянул, прочитал законы, регламентирующие продажу и скупку краденых предметов искусства, и вряд ли останется желание с таким работать.