Где была рука Москвы?

15 апреля 2010, 00:00

От редакции

Рассказывая о причинах государственного переворота в Киргизии, западные СМИ снова вытащили из кармана универсальную отмычку, подходящую к любым дверям и калиткам. Молниеносный обвал режима Бакиева тут же объяснили «рукой Москвы», «русским следом» и даже «местью Путина».

Как любая конспирология, спекуляции западных журналистов всего лишь правдоподобны, то есть в чем-то похожи на правду. Но не больше. Во-первых, технологии «цветных» революций были изоб­ретены не у нас и не нами осваивались. Во-вторых, алчная семейка Бакиева достала прежде всего самих киргизов — как обнищавший народ, так и отодвинутую от ресурсов и политики элиту. Режим пал мгновенно, поскольку никто не хотел его защищать.

Безусловно, определенные поступки российского руководства сыграли роковую для поверженного президента роль. Российское телевидение обозначило четкую антибакиевскую позицию, которая была киргизами понята и принята. Организация единого таможенного пространства с Белоруссией и Казахстаном изолировала и ограничила торговые возможности Киргизии, а Таможенный союз — это больше, чем просто спецоперация против «маленькой Киргизии». Москва отменила для Киргизии льготные пошлины на российские нефтепродукты. В Бишкеке поняли, что это — расплата за коварство президента Бакиева, нарушившего негласную договоренность с Москвой о закрытии американской военной базы в Манасе. Хотя на самом деле льготы — это исключение, а отсутствие льгот — общее правило.

О том, что Бакиева смела «рука Москвы», говорят только те, кто не привык к России, действующей принципиально и последовательно. Это действительно новый стиль политического поведения, который наше руководство впервые обозначило жестким отпором грузинской агрессии против Южной Осетии в 2008 году. Теперь, после Киргизии, мы разглядели, что за этим стилем просматривается осмысленная стратегия.

В чем суть этого нового стратегического поведения? Во-первых, в четкой формулировке долгосрочных интересов в мире и конкретных регионах. Во-вторых, в готовности согласовывать эти интересы с соседями и партнерами на разумной и взаимовыгодной основе. Основой для взаимовыгодного торга могут быть рыночные правила. Но есть и другая возможность. Например, какому-то партнеру нужен дешевый газ или льготный доступ к российскому рынку. Тогда ему стоит подумать об участии в интеграционном проекте, который инициирует Москва.

Со странами СНГ — бывшими союзными республиками следует себя вести так же, как с любыми другими государствами. То есть рационально, прагматично и принципиально. Общее советское прошлое может быть хорошей психологической основой для личных отношений лидеров, для общения между людьми. Но государственная политика должна строиться на основе жестко определенной позиции и принципов. В данном случае жесткость — это не политика выкручивания рук, а предсказуемость и принцип равного отношения к соседям и партнерам.

Никакой режим, в том числе новая власть в Киргизии, больше не сможет получить поддержку Москвы просто в обмен на пустые слова о дружбе и братстве.