Добрый мытарь

15 апреля 2010, 00:00

Отставка главы Федеральной налоговой службы Михаила Мокрецова, случившаяся на прошлой неделе, вызвала прилив энтузиазма у бизнесменов. От нового руководителя ФНС Михаила Мишустина ждут отказа от наиболее одиозных способов давления на бизнес, которыми прославился его предшественник

Михаил Мокрецов отличался тягой к новациям, которые не прибавили ему популярности среди налогоплательщиков. Именно он, например, широко внедрил практику так называемых налоговых комиссий — когда директора или бухгалтера компании вызывали «на ковер» в ФНС и в категоричной форме требовали изменить определенные финансовые показатели. Например, поднять зарплату или убрать из отчет­ности убытки и, как следствие, повысить налогооблагаемую базу.

— В помещении куча народу, каждый, как в школе, когда называют его фамилию, встает и отчитывается, почему в его компании низкая зарплата, — вспоминает о таких совещаниях Галина, главбух московской фирмы, — а потом требуют повысить оклады. Если не повышаешь, налоговики могли, например, под надуманным предлогом заблокировать счета компании.

Логика ФНС проста: если официальная зарплата маленькая — значит, платят в конвертах, если прибыли нет — значит, ее укрывают. Но выявлять схемы ухода от налогов сложно, проще пригрозить блокировкой счетов. О презумпции невиновности не вспоминали.

— Все эти комиссии — меры, не предусмотренные Налоговым кодексом, то есть незаконные, — говорит Галина Акчурина, руководитель практики налоговых споров компании «ФБК-Право». — Некоторое время назад в консалтинговые компании стали поступать невероятные запросы: просили научить, как сделать так, чтобы в отчетности не было убытков. То есть организации готовы были терять деньги, отказываясь признавать в учете какие-то расходы, лишь бы не ссориться с налоговиками.

«Спецкомиссии» все еще процветают. Так, Тверское налоговое управление на официальном сайте рапортует, что за 2009 год было проведено 397 заседаний, вызваны 2447 работодателей и 97% из них покорно повысили оклады.

Кроме того, внутренними приказами в ФНС была введена система оценки эффективности работы, мало отличающаяся от «палочной» системы в милиции: рядовой налоговый инспектор, чтобы быть на хорошем счету, должен в ходе выездных проверок доначислить налогов не меньше, чем год назад. Те же внутренние документы часто устанавливают минимальные суммы доначисления. В Москве, например, это 1 миллион рублей, в Подмосковье — порядка 600 тысяч, а есть ли для этого основания — вопрос десятый. Если начислено меньше, проверка считается нерезультативной с санкциями вплоть до служебного расследования в отношении инспектора. Выше — молодцы, получайте свои премии.

Считается, что за нынешними кадровыми перестановками в ФНС стоит министр финансов Алексей Кудрин, который всегда был противником таких мер. Источник «РР» в Минфине рассказывал об одном совещании: чиновник правительства Астраханской области докладывал о невероятных успехах «налоговых комиссий» и намекнул, что неплохо бы премировать регион за повышаемую таким способом собираемость налогов, что вызвало бурное негодование со стороны Кудрина. Стало ясно, что налоговой нужны кадры новой формации.

Кудрин долго никак не мог повлиять на ситуацию: ФНС подчинялась ему лишь формально. Мокрецов считался креатурой бывшего руководителя ФНС Анатолия Сердюкова, который, даже перейдя на должность министра обороны, сохранил отнюдь не формальное кураторство налоговой службы. И лишь через три года Алексей Кудрин смог изменить статус-кво.

Михаил Мишустин считается именно человеком Кудрина. Под его началом он работал в правительстве в 1999–2004 годах, а потом ушел в частный бизнес. Бизнесмены надеются, что он с пониманием отнесется к их проблемам и будет способствовать тому, чтобы практика взимания налогов не противоречила праву.

Тот же отказ от метода «налоговых комиссий» означает, что инспекторы должны будут увеличивать сбор налогов не вызовами «на ковер», а в суде. Но в 2009 году бизнес выиграл в Высшем арбитражном суде две трети исков о признании незаконными актов налоговых органов. Среднестатистическому налоговому инспектору просто не хватает знаний и квалификации, чтобы спорить с юристами коммерческих структур, а планы сбора налогов никто уменьшать не будет. И в этих условиях путь административного давления кажется очень привлекательным, а отказ от него — шагом смелым и неочевидным.