Играем в кости

Руслан Хестанов
22 апреля 2010, 00:00

С периодичностью раз в полтора-два года случается медийный форс-мажор: несколько недель кряду одна за другой приходят новости о катастрофах, каждая из которых требует подачи на первых полосах. Март и апрель в этом смысле были выдающимися: теракт в московском метро, государственный переворот в Киргизии, крушение самолета президента Польши под Смоленском, транспортный коллапс в Европе, не позволивший мировым лидерам попасть на похороны польских политиков.

В такие периоды невольно теряешь чувство масштаба событий. Одно происшествие вытесняет из памяти предыдущее. При этом другие — вроде землетрясения в Китае — остаются на периферии сознания. А что, если скандал вокруг Goldman Sachs спровоцирует новый виток финансового кризиса? Разве не заслуживает самого пристального внимания и подробного разбора гражданский иск Комиссии по ценным бумагам и биржам к крупнейшему американскому банку, обвиненному в мошенничестве и игре против собственных клиентов? Скандал подрывает доверие к финансовой системе в целом, и пока никто не может сказать, станет ли он единичным выстрелом по американскому банку либо первым сигналом к большой войне на Уолл-стрит, которая может привести к новому витку кризиса.

Из фокуса нашего внимания выпала неплатежеспособная Греция, а также Германия, угрожающая выйти из еврозоны. Все это тоже имеет шанс попасть на первые полосы газет и журналов.

Вулкан Эйяфьятлайокудль стал причиной того, что французские туристы, летевшие из Токио на родину, застряли в пекинском аэропорту. Китайские служащие объяснили, почему они не могут продолжить полет: в Париже, дескать, идет извержение вулкана. Китай — одна из самых глобализированных стран, но удивляет ли нас, что китайцы не очень хорошо представляют себе геофизику Франции и что они не владеют иностранными языками настолько, чтобы точно пересказать новости? Вряд ли. Нас также мало удивило бы, если бы большинство французских пассажиров оказалось не в курсе, что Китай только что пережил землетрясение, повлекшее большие человеческие жертвы. Ведь и об американской ипотечной пирамиде мы заговорили не тогда, когда она обвалилась, а спустя почти год после того, как рухнули наша биржа и ВВП.

Пара экстравагантных исландцев, которых СМИ называют «учеными», предложили, пожалуй, самый радикальный способ раз и навсегда покончить с вулканом, поставившим на колени гражданскую авиацию Европы. Жерло вулкана, советуют они, надо просто забетонировать. Ученые парни даже посчитали, что на это уйдет около 900 миллионов долларов. Что это? Шутка коллег журналистов, человеческая глупость или инвестпроект, который мог бы поправить подорванное финансовое здоровье Исландии?

Как к этому относиться, я не знаю. Но дерзкое предложение исландцев напомнило мне о том, как был потушен финансовый кризис. Образовавшиеся прорывы тут же забетонировали ликвидностью. Что будет потом, никто не знает, и говорить об этом рано — событие еще не в фокусе.

Гераклита однажды спросили: «Что такое Вечность?» Философ ответил: «Дитя играющее, кости бросающее, то выигрывающее, то проигрывающее». Несмотря на из рук вон плохое знание о мире, нам удается как-то с ним справляться, «управлять процессами». Пусть даже решения наши совершенно абсурдны. Мы просто играем в кости, так же как Вечность играет с нами.