7 вопросов Артему Жушману, жителю Бангкока

Интервью
Москва, 29.04.2010
«Русский репортер» №16 (144)
МИД рекомендует россиянам не ездить пока в Таиланд. Второй месяц в Бангкоке продолжается противостояние властей и оппозиции, которая требует отставки правительства. Правда, до последнего времени обходилось без серьезных столкновений и жертв. Но на прошлой неделе из гранатомета была обстреляна станция наземного метро — один человек погиб, около восьмидесяти, в том числе семь иностранцев, пострадали. О том, насколько небезопасно сейчас в Бангкоке, «РР» рассказал россиянин Артем Жушман, живущий в столице Таиланда

1. Какая обстановка сейчас в Бангкоке?

Неспокойно только в центре города. В других районах, не говоря уже о туристических зонах страны, революционным духом и не пахнет. Идут митинги, на которых оппозиция требует смены власти, — бангкокцы на протяжении последних 30 лет периоди­чески это видят.

2. И как ведет себя оппозиция?

Она заняла район, прилегающий к самому крупному торговому центру. Там днем и ночью проходят демонстрации, но все они мирные. Вообще, расположились они основательно, поставили даже душевые кабины, туалеты. В лагерь постоянно подвозят сторонников оппозиции из других районов страны.

3. А туристов еще можно увидеть в Бангкоке?

Можно, конечно. Они даже спокойно заходят в лагерь к повстанцам, и те их угощают напитками. Если не вникать в политику, на которую подавляющему большинству приезжих наплевать, может показаться, что проходит День города. Туристов раньше возили в торговый центр, возле которого сейчас митингует оппозиция, теперь их возят в точно такой же торговый центр, но на соседней улице — им-то какая разница? Многие туристы воспринимают эти демонстрации как развлечение. Некоторые даже покупают красные повязки оппозиционной партии как сувениры и ходят в них по городу, как, к примеру, на Черном море в капитанской фуражке.

4. То есть их не испугал даже обстрел из гранатомета станции метро?

Понятно, что туристов все-таки поубавилось. Причем произошло это еще после 10 апреля, когда начались столкновения оппозиции с войсками. Многие группы перестали возить в Бангкок на шопинг и на экскурсии. Из некоторых пятизвездочных отелей, которые располагаются рядом с лагерем оппозиции, туристов тоже переселили. Но те, кто все-таки оказывается в городе, ничего не боятся.

5. После столкновений митингующих с полицией и обстрела из гранатомета метро появилось ощущение, что в Бангкоке небезопасно?

Я чемоданы собирать не стал. Паники в городе не было. Бросается в глаза, что на улицах стало больше военных. До этого они были как-то менее заметны, передвигались маленькими группками. А теперь охраняют деловой центр города, стоят с оружием, щитами, во всей своей амуниции у банков, административных зданий и редакций.

6. Многие тайцы приписывают обстрел станции метро оппозиции. Как восприняли жители Бангкока, что оппозиция начала пользоваться силовыми методами?

По поводу причастности оппозиции к обстрелу метро тайцы все-таки разделились на два лагеря. Значительная часть думает, что теракт — это не дело рук оппозиции, а провокация военных. Все вспоминают 2006 год, когда военные организовали государственный переворот. Поэтому никто не исключает, что переворот или любое другое силовое развитие событий может произойти и сейчас. Ведь протесты идут уже больше месяца, и это должно чем-то закончиться.

7. Как вы можете оценить вероятный ущерб бизнеса, прежде всего туристического?

Прямые потери несут те, у кого гостиницы и магазины в центре города, там, где сейчас расположился лагерь оппозиции. Деловой центр Бангкока, как я говорил, под усиленной охраной военных, но понятно, что мало кто захочет лететь сюда на переговоры, когда по телевизору показывают отряды военных. Экономические потери для страны уже оцениваются в сотни миллионов долларов.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №16 (144) 29 апреля 2010
    Президент
    Содержание:
    Вторая половина

    От редакции

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Портфолио
    Путешествие
    Реклама