Кому в России все можно?

От редактора
Москва, 20.05.2010
«Русский репортер» №19 (147)

В самолете, летевшем из Цюриха в Москву, моей соседкой оказалась миловидная женщина, возвращавшаяся домой то ли с какого-то семинара, то ли с корпоративной встречи. Она рассказала мне о своем швейцарском коллеге, который обиделся на приятеля за то, что тот, заранее назначив встречу, позже попросил ее перенести, поскольку запамятовал об одном семейном торжестве. Они не разговаривали больше месяца!

Тренер сборной России по хоккею Вячеслав Быков долгое время жил в Швейцарии. Не берусь судить, насколько повлияли на него местные нравы, но абсурдность обета молчания команды на чемпионате мира в Германии заставляет поверить в то, что не слишком сильно.

Выступая на Западе, спортивные герои России строго соблюдают все контрактные обязательства, одним из которых является открытость для СМИ, не говоря уже о подчинении законам и неписаным правилам тамошних обществ. За отказ от общения с прессой полагаются немалые штрафы. Но даже и без штрафов презрение к прессе дорого бы обошлось любой звезде: папарацци в Европе и США значительно злее наших. И того, что произошло после матча с датчанами на чемпионате мира по хоккею, когда вся наша команда молча прошла мимо журналистов в раздевалку, случиться уж точно не могло.

Но кто в этом виноват? Наши лучшие хоккеисты, которые в Америке боятся контрактов, прессы и не нарушают правила, а в России и в сборной ведут себя как на подростковой вечеринке? Или мы сами, и пресса в том числе?

Не только для наших хоккейных звезд, уставших от строгого порядка в США, но и для всех нас, увы, свобода от всяких правил поведения — это норма. Малейший намек на известность — и всем (не только хоккеистам) закон становится обузой. Мигалки дают право ездить, как вздумается, удостоверение помощника депутата вырабатывает неприязнь к остальному «быдлу», а золотая медаль чемпиона мира выручает при возникновении неприятностей с правоохранительными органами. При этом вероятность нарваться на неподкупных сотрудников ГИБДД, которые отправят в кутузку севшего за руль пьяным хоккеиста, мизерна.

Но все-таки спортсмены — люди публичные, а некоторые из них, как тот же Александр Овечкин, посол Сочи-2014, являются еще и лицом страны. Так что ж это он в таком случае набросился в Ванкувере на болельщицу, снимавшую его на мобильный телефон после разгрома от канадцев? Наверное, посчитал, что после победы его снимать можно, а после унижения — всенародного, кстати — нельзя. Раздутое эго даже у лучшего нападающего — признак не очень умного человека.

И Вячеслав Быков, горой вставший на защиту своих подопечных, по-мальчишески обидевшихся на снятый скрытой камерой поход в ресторан, занял заведомо проигрышную позицию. Зачем поощрять раздутую самооценку, непроходимую глупость, неумение по-мужски отвечать за себя?

Пьешь пивко — пожалуйста, но не делай при этом обиженное лицо. Тот же Илья Ковальчук признался, что пенный баварский напиток хорошо утоляет жажду и снимает усталость после игр. Что изменилось в нашем отношении к нему после этого? Недовольство вызывает не нарушение режима, а слишком болезненное чувство звездности и ложный патриотизм. Это когда на словах любят Россию, но уважение к болельщикам, прессе, законам и правилам проявляют только на Западе.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №19 (147) 20 мая 2010
    Шахтеры
    Содержание:
    Почему взрываются шахты

    По всем экономическим показателям угольная промышленность сегодня вполне благополучна. Высокая рентабельность, огромные вложения в техническое перевооружение — все это, казалось бы, должно работать на предотвращение трагедий. Но, как выясняется, только им способствует

    Фотография
    Вехи
    Репортаж
    Путешествие
    Реклама