Путин, деньги, академики…

Актуально
Москва, 27.05.2010
«Русский репортер» №20 (148)
На прошлой неделе Владимир Путин выступил на общем собрании РАН. Суть выступления сводилась к двум словам: наука и деньги. О том, как сейчас финансируются фундаментальные исследования и как стоило бы это делать, мы попросили рассказать научного сотрудника Физического института РАН Евгения Онищенко. Он был инициатором письма президенту РФ с призывом изменить систему финансирования науки, в частности распределять больше средств через грантовые конкурсы. Этот документ подписали сотни авторитетных ученых

На первый взгляд, ничего принципиально нового ученые от премьер-ми­нистра не услышали. Он высоко оценил роль РАН, но посетовал, что за последние 15 лет Россия опустилась с 7-го на 14-е место по количеству публикаций в научных журналах.

Путин сказал, что на науку, высшее образование, высокотехнологичную медицину и инновационные программы в этом году выделяется 1 триллион 200 миллиардов рублей. Сумма огромная, но сколько идет собственно на науку? В 2010 году на гражданские исследования и разработки планируется потратить 159 миллиардов рублей, в том числе 77 миллиардов на фундаментальную науку. Большая часть этих денег — 49 миллиардов рублей — пойдет на финансирование РАН, из них более 70% выделяется на выплату заработной платы.

Глава правительства сообщил, что средняя зарплата в РАН превышает 30 тысяч рублей. Вроде бы не так мало, но нужно учитывать, что речь идет о средней заработной плате. Подавляющее же большинство молодых исследователей получают гораздо меньше. Это вынуждает их думать об отъезде на работу в развитые страны, где у них будет зарплата больше ставки доктора наук в России, и где гораздо лучше материально-техни­ческое обеспечение исследований. В науке, как и в футболе, существует глобальный рынок труда, и даже в таких странах, как Бразилия, зарплаты ученых гораздо выше, чем в России.

Однако проблема не только в недостатке денег, но и в том, как они расходуются. Десятки миллиардов рублей распределяются ежегодно в рамках федеральных целевых программ по правилам, диктуемым Федеральным законом № 94-ФЗ от 21 июля 2005 года, часто именуемым законом о госзакупках. Он совершенно не приспособлен для научной сферы, что приводит к нерациональным и просто бессмысленным тратам бюджетных средств. Благодаря этому закону в конкурсах часто побеждают участники, не обладающие достаточной квалификацией и опытом. Финансирование проектов низкого уровня часто вообще не имеет смысла — деньги попросту выбрасываются на ветер.

Но негодная законодательная база — это еще не все: огромный вред наносят также некомпетентность и коррумпированность чиновников. Решающими факторами для победы в конкурсах за многомиллионные лоты сплошь и рядом являются административный ресурс и «иные привходящие обстоятельства»; миллиарды руб­лей идут на прокорм разного рода околочиновничьих структур, выдающих на-гора тонны макулатуры. И закон о госзакупках не в состоянии этому помешать.

Конечно, есть в России и островки нормальной конкурсной сис­темы — ведущие научные фонды: Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) и Российский гуманитарный научный фонд (РГНФ).

И тут я хочу вернуться к выступ­лению Владимира Путина. Он сказал, что планы правительства абсолютно открыты и широко обсуждаются с научной общественностью. На деле все обстоит иначе: чиновники часто игнорируют мнение научной общественности. Пример: в сентябре 2009 года более 500 докторов наук обратились к руководству страны с просьбой увеличить бюджет научных фондов, наиболее эффективных механизмов распределения конкурсного финансирования, и внести изменения в закон о госзакупках. А в этом году бюджет фондов был вновь урезан: теперь РФФИ получает 3,8% от расходов на науку, тогда как много лет ему выделялось 6%. Ученые вновь собирают подписи под письмом президенту.

Если к науке будут так относиться и дальше, то скоро сосе­дями России в научном рейтинге будут не Нидерланды и Бразилия, а Греция и Португалия. 

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (148) 27 мая 2010
    Долгосрочные прогнозы
    Содержание:
    Леонид Вальдман: Мы можем стать свидетелями кризиса европейской модели цивилизации

    Какова глубина нынешнего европейского кризиса, как долго он может продлиться и какие последствия будет иметь? На эти вопросы по просьбе «РР» попытался ответить Леонид Вальдман, известный американский экономист и бизнес-аналитик, в свое время предсказавший ипотечный кризис в США

    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама