7 вопросов Константину Скрябину, академику РАН и РАСХН

Интервью
Москва, 27.05.2010
«Русский репортер» №20 (148)
На прошлой неделе американский биолог Крейг Вентер заявил, что создал клетку, управляемую искусственным геномом. Новость о сотворении «искусственной жизни» быстро вышла за пределы научного сообщества и стала предметом массовых дискуссий. Прокомментировать ее мы попросили академика Константина Скрябина, крупнейшего в России специалиста в области генетической инженерии и биотехнологий

1. Как только Крейг Вентер обнародовал свои результаты, сразу заговорили, что создана «искусственная жизнь». Это действительно так?

Говорить, что создана «искусственная жизнь», неверно. Это демонстрация фантастических возможностей синтетической химии и молекулярной биологии. Связать миллион пятьдесят тысяч букв генетической информации, то есть нуклеотидов, — это поразительное техническое достижение! Но не «искусственная жизнь» — Крейг Вентер не создавал генетическую программу заново, а повторил ту, что была задана природой.

2. В чем же тогда состоит триумф технологий?

Можно я приведу аналогию? Меня стали ругать, когда несколько месяцев назад мы опубликовали работу о том, что расшифровали первый геном человека в России. Говорили: «Подумаешь, это не первый геном, а восьмой…» Но дело ведь не только в том, что мы воссоздали геном определенного человека, а прежде всего в том, что в Курчатовском институте создали всю инфраструктуру, которая позволяет это сделать. И мы стали страной, которая теперь как бы «член клуба». Таких стран очень мало. То же самое с Крейгом Вентером: он создал новый «клуб». Раньше мы умели только читать, а теперь научились синтезировать генетическую информацию.

3. Будут ли теперь создаваться новые организмы с нужными свойствами?

Вентер сказал, что он попробует создать полный геном водорослей, который будет продуцировать биотопливо. Они уже заключили контракт с компанией Exxon. Но я думаю, что это рекламный ход, потому что трансгенную водоросль можно сделать проще и дешевле.

4. Насколько опасен метод Вентера? Можно ведь создать какие-то страшные организмы…

Президент Обама попросил комиссию по биоэтике Белого дома в течение шести месяцев исследовать вопросы, появляющиеся в связи с синтетической биологией. Американцы молодцы, они не сразу, как в России, говорят, что это опасно, а предлагают изучить вопрос. Я считаю: то, что уже существует в природе, — эволюционно отработанная опасность. И сделать что-нибудь страшнее нельзя. Как мне кажется, тех правил, которые регламентируют работы по генной инженерии, вполне достаточно. Автомобили точно опаснее. Недоказуемая опасность новых технологий — выгодная разменная монета для спекулянтов.

5. Можно ли теперь по аналогии с бактерией перепрограммировать и человеческие клетки?

Это должна быть другая работа. Если вы хотите лечить на уровне генов, вам для начала нужна полная генетическая информация о человеке. Я уверен, что через несколько лет это будет рутинный анализ. Допустим, сделали мой геном и увидели, что у меня такие-то дефекты. И что? Нужно взять у меня клетку, лучше стволовую, что-то в ней исправить, потом вырастить из нее новый орган и отдать его мне обратно. Но это принципиально другие технологии.

6. А можно заказывать детей с «заданными свойствами»? Например, чтоб веселым был или в математике хорошо разбирался…

Такое невозможно. Мы практически не понимаем сейчас генетические механизмы, связанные с поведением. Например, известно, что, когда люди общаются глядя в глаза и не глядя в глаза, работают разные участки мозга. Значит, это должно быть генетически детерминировано, а мы не знаем как. Мы должны пройти огромный путь, чтобы понять это.

7. Какие бы вам хотелось иметь дополнительные гены?

Я бы ответил: у меня такие суперские гены, что ничего менять не нужно! Но вопрос неправильный, потому что я не знаю, какие гены за что отвечают. Правильно спросить, какие качества мне бы хотелось иметь. Но и здесь все не так просто. Нельзя ведь, например, сделать таблеткой спортсмена — человек должен обязательно тренироваться.

У партнеров

    «Русский репортер»
    №20 (148) 27 мая 2010
    Долгосрочные прогнозы
    Содержание:
    Леонид Вальдман: Мы можем стать свидетелями кризиса европейской модели цивилизации

    Какова глубина нынешнего европейского кризиса, как долго он может продлиться и какие последствия будет иметь? На эти вопросы по просьбе «РР» попытался ответить Леонид Вальдман, известный американский экономист и бизнес-аналитик, в свое время предсказавший ипотечный кризис в США

    Фотография
    Вехи
    Путешествие
    Реклама