Четыре Д или Четыре И

Сцена
Москва, 17.06.2010
«Русский репортер» №23 (151)
От редакции

Задав вопрос об ответственности белого человека за отсталость Африки фотографу и журналисту Марко Вернаски, мы напоролись на энергичную отповедь. «“Иисус умер за чьи-то там грехи, но только не за мои”, — напомнил он нам циничную цитату из песни Патти Смит. — Лично я не чувствую себя ответственным за рабство или за эксплуатацию, которую испытала или продолжает испытывать Африка».

Марко долго прожил в Африке и понимает, как работает совесть цивилизованного человека. Белый вывозит оттуда золото, алмазы, нефть, а взамен пытается экспортировать свои нематериальные ценности — демократию или христианскую веру. А венчают эту нехитрую «коммерцию» муки нечистой совести «старшего брата».

Мифологическое выражение эта конструкция получила в «Аватаре» Джеймса Кэмерона, который столкнул бесчеловечную машину военно-промышленного комплекса Запада с экологически невинной культурой наивных и добрых дикарей планеты Пандора. Техника против флоры и фауны, алчность против девственной невинности, агрессия против любви — этими оппозициями определяется все наше восприятие и знание Африки.

Вот только в этот идиллический миф никак не вписывается то, что продемонстрировал нам нынешний чемпионат мира по футболу в ЮАР — грабежи приезжих болельщиков, журналистов и спортсменов, толпы попрошаек, нищих и проституток… Очарование сказки Кэмерона о бескорыстных туземцах испаряется, как только мы слышим африканскую версию молитвы «Отче наш», составленную методистским священником и первым черным президентом Зимбабве Канааном Банана (1980–1987): «Отец наш, научи нас требовать свою долю золота и прости нас за нашу смышленость…»

Два контрастных образа Африки выполняют свои функции. Образ континента людоедов и грабителей способен оправдать любую военную интервенцию. Идиллическая картинка выдавливает слезу, взывает к совести и требует гуманитарной помощи. Одни требуют оставить Африку в покое, другие — навести там порядок, третьи призывают к активному человеческому участию. И все это вместе прекрасно уживается в сознании белого человека и в современной политике наследников миссионеров, военных и коммерсантов колониальной эпохи.

У белых собственная мифология, и прав наш фотокорреспондент Марко, для которого совсем не очевиден ответ на вопрос, кто более цивилизован: мы или африканцы. Столь же неочевидно, чьи политические мифологии лучше. Вот у президента Ботсваны Серетсе Кхама Ян Кхама есть своя программа модернизации страны, называется она «Четыре Д» (демократия, достоинство, дисцип­лина и доставка без очереди). И пусть по содержанию она не совпадает с программой Медведева, зато совпадает по форме и числу: у нашего президента «Четыре И» (институты, инфраструктура, инновации, инвестиции).

Не надо жалеть Африку: это не сделает нас морально чище. Не надо Африку презирать: это не сделает нас ближе и понятней друг для друга. На Африку надо смотреть, как в зеркало, как на негатив фотоснимка; прислушиваться, как к собственному подсознанию; в ней надо суметь увидеть одну из возможностей самих себя: какими нам стоило бы стать и какими не стоит быть ни в коем случае.

Фото: AFP/East News

У партнеров

    «Русский репортер»
    №23 (151) 17 июня 2010
    Африка
    Содержание:
    Реклама