Когда сделают сверхчеловека

Алексей Торгашев
24 июня 2010, 00:00

Манипуляции генами должны завершиться тем, что мы станем улучшать человеческую породу. Заказывать способности своим детям, добавлять возможностей телу и мозгу. Эксперименты генных инженеров и биотехнологов говорят о том, что наука на полпути к изобретению Homo super. Но весь этот путь мы не пройдем никогда

Говорили о главном — о молекулярной биологии. Мой собеседник, академик двух академий — РАН и сельскохозяйственной — мимоходом обмолвился, что хорошо бы сделать такого микроба, чтобы он холестериновые бляшки расщеп­лял: «Мы запускаем его в кровоток — и у вас никаких бляшек».

Потом мы перешли к генной терапии, прикинули, когда геномные карты появятся в поликлиниках… От разговора осталось ощущение, что наука всерьез приступила к переделке человека. Чтобы вывести из него наконец юберменша.

Примеров таких бесед множество. Придешь, допустим, к академику Скулачеву, а он как раз испытывает таблетки молодости. Явишься послушать лекцию Уотсона — он расскажет, в каких генах запрограммирован аутизм, а в каких, наоборот, шизофрения. Познакомишься с прекрасной специалисткой-офталь­мологом Марианной Ивановой, а у нее в НИИ, оказывается, уже готов чип, заменяющий глаз. Чип нужно вставлять прямо в мозг и транслировать в него изображение: хочешь — с камеры, хочешь — из интернета, а хочешь — вообще с ультрафиолетовых датчиков или фотоумножителей ускорителя частиц.

Про всякую мелочь вроде статей в Nature о роговице из стволовых клеток или о выключении генов лекарствами, я подробно не буду: и так ясно — началось.

Вопросов, по здравом размышлении, возникает два. Первый: нужно ли нам все это? Второй: выполнимо ли это?

На каждый из вопросов по отдельности можно ответить утвердительно, а на оба вместе — нет. Давайте по порядку.

Ответ первый: супермен нужен, чтобы приспособиться к невиданной сложности цивилизации. В США, скажем, количество «белых воротничков» превысило количество «синих» еще в пятидесятые годы прошлого века. Свершилась информационная революция: компьютеры, интернет. Одновременно развивался транспорт, и мир действительно стал глобальной коммуналкой. Медицина постоянно изобретает новые лекарства, в которых сами врачи не успевают разобраться. Банковские инструменты стали такими путаными, что потребовали упрощения, вылившегося в кризис 2008-го.

Современный человек, сидящий у компьютера, с трудом подстраивается под постоянно меняющуюся жизнь: чуть ошибся — и среда отгрызает голову индивиду не хуже, чем саблезубые тигры кроманьонцам. И в этот момент приходит физиолог с таблетками бессмертия, молекулярный биолог с трансформацией генов, электронщик с чипом в мозг и так далее. И мы ждем, что они-то все нам подкрутят и все обратно гармонизируют.

Сделают ли? Каждая отдельная задача выглядит решаемой, а все вместе — нет. Потому что организм — система интегральная, и управляется тоже интегрально: и мозгом (про который мы, кстати, пока мало что знаем), и гормонами, и межклеточными и внутриклеточными сигналами. Чтобы радикально улучшать человека, нужно управлять всей этой сложностью. В этом, кстати, тоже ничего невозможного нет, но очевидно, что при нынешнем уровне остальных технологий потребуются огромные ресурсы. Грубо говоря, одного супермена сделать получится, а массово — никаких мощностей не хватит.

Что же делать с нашими сверхчеловеческими амбициями? А ничего. Неоправданные ожидания — обычная вещь для прогресса. Например, в 60-е считалось, что к нашему времени уже на Марсе будут яблоки собирать. А мы до сих пор туда ни одного человека не послали. Но есть спутниковые карты, телевидение… А главное, когда появится дешевый ракетоноситель (а его упорно делают), все будет готово к тому, чтобы человек не мучился в космосе, как сейчас, а жил: молекулярные биологи и фармацевты со своими таблетками постараются. И мы станем-таки потихоньку осваивать космос, хоть и лет на шестьдесят позже, чем предполагалось, с другими ракетами, иным комфортом и практическими целями.

Так же и сейчас: медицина и чипизация все же чуть приспособят нас к сверхсложному глобальному миру. А пока с радикальным вмешательством в человека придется повременить. Подождать, пока не «выскочит» какая-нибудь новая технология. И тогда мы безопасно и дешево употребим всю нашу молекулярную генетику. Главное же — тогда мы будем знать зачем. К тому времени у человечества будут задачи посерьезнее, о которых, впрочем, мы еще не знаем. РР