7 вопросов Вернеру Зобеку, архитектору

Антон Желнов
24 июня 2010, 00:00

8 июня в рамках проекта «Настоящее будущего» в московском Политехническом музее прошла дискуссия «Дом будущего». В ней приняли участие российский архитектор Сергей Чобан и немецкий инженер, профессор Вернер Зобек. Дом Зобека в Штутгарте — это полностью прозрачный куб без замков и стен, в котором все регулируется с помощью сенсорных экранов и бесконтактных датчиков. Домом можно управлять через интернет, а электрик с сантехником обслуживают его в режиме удаленного доступа

1. Правда, что ваш дом полностью автономный?

Про водоснабжение — неправда: водопровод есть. А электро­энергию мы производим сами с помощью фотогальванических панелей на крыше. Когда есть избыток энергии, он передается в сеть, а когда ее производится недостаточно, например, ночью, мы берем недостающее из сети.

2. Ваше здание не имеет cтен и фасада. Кажется, это максимально эфемерная архитектура.

Здания должны быть легкими, к этому я осознанно стремлюсь. Смысл «эфемерного строительства» в том, что мои постройки могут сегодня — или через тысячу лет — бесследно исчезнуть с лица земли. Когда людям перестанут нравиться спроектированные мной дома, эти дома должны достойно уйти. Их можно будет демонтировать, и от них не останется больших груд мусора.

3. То есть ваши постройки не претендуют на долговечность?

Строительство — это всегда предугадывание того, что будет нужно людям завтра и послезавтра, что они станут ценить в будущем. А я этого не знаю. Я строю, исходя из моего собственного видения будущего. И поэтому у здания должна быть возможность исчезнуть. Если мы оглядимся вокруг и увидим, как быстро меняется общество, как оно изменилось за последние 50 лет, нам придется признать, что во многих случаях существующая архитектура отставала от этого развития. Она не могла больше отвечать требованиям времени. Я сомневаюсь, что большие города, которые мы строим сегодня с огромными экономическими затратами — например, в Индии и Китае, через 30–40 лет будут считаться построенными правильно.

4. А разве комфортно жить в прозрачном доме?

У большинства людей никогда не было возможности жить в прозрачной среде. А у меня есть личный опыт: когда я приглашаю гостей к себе, люди сначала вежливо восхищаются, а часа через четыре, после ужина и вина, говорят, что представить себе не могли, как это чудесно — жить в доме из стекла. Но при этом я за плюрализм. Будет ужасно, если повсюду в мире станут строить из стекла.

5. Вы говорите, что ваша архитектура приближает человека к природе. И это при такой технической оснащенности?

«Природа» для меня не означает автоматически «зелень». Природа — это небо, облака, дождь, свет, это окружение, среда. И в прозрачном здании почувствовать ее легче. К тому же мои здания не так уж и высокотехнологичны. Те немногие датчики температуры и управляющие устройства, которые я в них встраиваю, всего лишь должны привести к некоторому энергетическому балансу, то есть сделать их зданиями с нулевыми энергозатратами. Это тривиально по сравнению с той техникой, которая окружает нас в жизни.

6. Каким будет жилое пространство будущего?

Я думаю, что пространство станет более удобным, гибким и открытым. У нас будут медиафасады, а вместо окон — большие экраны, которые будут работать и внутрь, и наружу. Через них будет удобно смотреть на улицу. А при ярком солнце экран можно будет перевести в режим затемнения.

7. А что в архитектуре остается неизменным?

Сама ее суть, связанная с гармонией пропорций или умелым нарушением этой гармонии. Посмотрите на Большой театр, на соотношение его высоты и ширины, на то, как оба фриза сочетаются друг с другом, где есть декоративные элементы, а где их нет, — вы увидите, насколько это тщательно взвешенная композиция. И если бы вы поменяли материалы и все это построили бы из стекла, в других красках, с другими поверхностными структурами, но при этом сочинили бы это новое здание так же тщательно, это было бы, вероятно, тоже произведение вечной архитектурной ценности.